Даниил ДЕМИЧЕВ о документальном фильме «Милюта»: «Это точно такие же молодые ребята, как и я, у которых просто несколько другой образ жизни»

0
519

В своей короткометражной работе Даниил Демичев рассказал о феномене сквоттинга – самовольном заселении заброшенных зданий. Один из таких сквотов находится в центре Москвы, на Милютинском переулке. Его жильцы, молодые творческие ребята, стали героями фильма «Милюта».

– Почему вы решили снять фильм про сквот на Чистых прудах?

– Основная функция документального фильма – образовывать зрителя. Поэтому мне нужно было найти какую-то уникальную, интересную тему, то, чем можно поделиться. Друзья как-то рассказали мне про сквоты, про само понятие. У меня сразу появилось много вопросов: как это в современном мире, в мегаполисе может существовать какое-то заброшенное здание, которое люди сами заселили и живут в совершенно непонятных, сомнительных условиях, да еще занимаются творчеством? Все это создало такую невероятную интригу, что я решил эту тему изучить. Когда я узнал, что такое есть в Москве, в самом центре, на Чистых прудах, мне захотелось узнать, как на самом деле там обстоят дела. Кроме того, я провел небольшое исследование, в котором спрашивал всех своих друзей и знакомых, знают ли они о том, что такое сквот. Большинство людей не понимало, о чем идет речь, что укрепило мое желание работать с этой темой. Осталось только снять фильм, чтобы ответить на все появившиеся вокруг нее вопросы.

– Как вы нашли своих героев? Какое у вас впечатление от общения с ними?

– Найти героев было довольно трудно, а еще труднее было связаться с ними. Большая часть жителей этого места ведет довольно аскетичный образ жизни, многие отказывались от интервью, не хотели делиться или не имели возможности встретиться. Те, кто соглашались, потом пропадали. Пришлось отобрать человек 12-13 на роли героев, но получилось адекватно пообщаться только с тремя ребятами, которые были готовы идти навстречу и рассказывать свои истории.

– Как вы сами относитесь к сквоттерам и субкультуре, которую они порождают?

– Первый, с кем я познакомился, был Илья Коски. Он меня пригласил к себе в гости. Это был первый раз, когда я оказался в этом заброшенном здании. Поначалу мне было дискомфортно, но тем не менее это место интриговало чем-то, какой-то своей атмосферой. Когда же я оказался у Ильи дома, там уже началось веселье, потому что там были его друзья, коллеги, и я сразу проникся к ним симпатией. Развеялись все опасения, и я понял, что это точно такие же молодые ребята, как и я, у которых просто несколько другой образ жизни. Я бы не сказал, что я его поддерживаю, но, наверное, мне хотелось бы попробовать пожить так же и перенять их опыт.

 Атмосфера сквота в вашем фильме передана во многом за счет цвета и других визуальных эффектов. Как вы формировали цветовое решение «Милюты»?

– Атмосфера во многом создавалась самой локацией: пространство как-то показывало, как дальше двигаться по кадру. Оно настолько фактурное за счет своей неидеальности, за счет деталей и вот этих вот обшарпанных стен, разрисованных, разбитых дверей и какого-то мусора. Это все вместе задавало тон. Во время записи интервью я специально ставил теплый свет, чтобы сместить акцент с холодных, мрачных тонов пространства на теплоту, на самого героя и его искренность, которые выделяются в этом пространстве.

Работая с героем Владом Зориным, который уже не жил на тот момент в сквоте, хотелось показать его отстраненность от этого места, показать, что он перерос этот этап жизни. Чтобы добиться контраста, мы специально снимали в выставочном центре, где у него впервые прошла выставка работ. По интерьеру это место было намного чище, просторнее, минималистичнее, чем милютинский сквот.

Я постарался приблизить цифровую картинку к пленочному изображению за счет использования вспышек на склейках и пленочных этажей, которые самостоятельно сканировал. Еще я использовал необычный формат кадра 4:3, который сейчас уже не используется, но тем не менее позволяет рамками сузить пространство так, чтобы внимание больше уделялось каким-то портретам истории, чтобы это было более личное изображение.

– Какой этап производства оказался самым сложным?

– Сложнее всего было на постпродакшене, потому что особенность формата документального фильма заключается в том, что нельзя полностью предугадать сюжетные повороты, которые могут предложить герои и их истории в интервью. Поэтому драматургическую составляющую пришлось дорабатывать на монтаже: из многочасовых материалов с интервью нужно было оставить только самое необходимое, самое важное. На это пришлось потратить больше всего времени.

– В 2021 году «Милюту» наградили Гран-при на фестивале «Телемания». Значит, кино вызвало резонанс. Какие отклики вы получили?

– Я получил очень много положительных отзывов. Большая часть из них была направлена на визуальную составляющую. Людям понравились картинка, монтаж, необычные стилистические решения. Но для меня важнее было узнать, что многие из зрителей до просмотра не знали, что такое сквот, что такой феномен вообще существует. Я рад, что главная функция документального фильма была выполнена и что этот фильм рассказал что-то новое людям.

Негативные отзывы тоже были. Они касались в основном образа жизни моих героев и их способа зарабатывать себе на жизнь. Некоторые из зрителей среднего возраста говорили, что образы героев слишком романтизированы и что в действительности люди не могут по собственному желанию находиться в таких условиях, что это скорее должно быть связано с финансовыми трудностями, чем с какой-то жизненной позицией.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяВ Московской государственной консерватории представлен выставочный проект «Творчество на благо Отечества. Мамонтовский кружок»
Следующая статьяИстория русской богемы в журналистике