Екатерина КАЗЕЙКИНА: «Опыт, который даёт ребёнку интерактивная книга, нельзя заменить ничем»

0
1047

Екатерина Казейкина – талантливая художница, лауреат конкурса «Образ книги», бумажный инженер и конструктор объёмных поп-ап книг. Для издательства АСТ она участвовала в создании потрясающей книги «Сказки», где маленьких читателей ждут не только любимые истории от писателя и художника Владимира Григорьевича Сутеева, но и объёмные панорамы, интерактивные элементы, постраничная вырубка и множество сюрпризов. Мы поговорили с Екатериной о том, чем была интересна работа над книгой, о прошлом и будущем поп-ап изданий и о том, почему детям необходимы книги с объёмными элементами.

– Екатерина, расскажите, пожалуйста, о работе над книжкой «Сказки» В.Г. Сутеева. Как она началась, с какими эмоциями вы брались за её создание?

– Работа началась с того, что меня пригласили сделать для этой книги большой центральный поп-ап разворот. Мне дали картинку Сутеева – и предложили сделать из неё что-то с вау-эффектом. Это была знаменитая иллюстрация к сказке «Яблоко», где на поляне сидят медведь, заяц и ёж. И мне нужно было эту довольно простую сцену – у Сутеева много белого цвета, белый фон – как-то усложнить, придумать что-то ещё. Но так, чтобы это было гармонично и не противоречило стилю художника: не испортить, а в духе Сутеева воссоздать эту сцену. Я сразу загорелась – потому что мне всегда интересно, когда задача сложная, когда задача с каким-то вызовом. Это именно то, что меня привлекает в работе, в профессии – гармония интересного инженерного решения и художественной формы.

– С чего обычно начинается работа над дизайном книги? Как выбираются иллюстрации для подвижных, объёмных элементов?

– Это мой любимый этап работы – потому что он самый главный. У меня есть определенный опыт, набор конструкций и механизмов – я смотрю на картинки и сразу вылавливаю, какую картинку и как можно проанимировать, какой механизм, какую конструкцию применить. Что касается объёмных поп-ап разворотов – это сильно зависит от драматургии самой сказки. Ключевые сцены произведения с режиссёрской точки зрения интереснее делать объёмными. Тут должен быть баланс между тем, насколько сама картинка позволяет сделать её в объёме, и тем, насколько это значимая сцена для сказки. Нужно опираться на саму историю, потому что даже если картинку легко сделать объёмной, но она не особо важна для сюжета – магии не получится.

– Вы рассказывали, что одним из ваших главных источников вдохновения, образцов для подражания были работы немецкого бумажного инженера Лотара Меггендорфера. А в каких отношениях вы находитесь с отечественной традицией объёмных книжек? Например, творчеством Л. Майоровой?

– В детстве у меня, конечно, были книжки-панорамки – только не Майоровой, а художника-конструктора С. Яковлева. Особенно запомнилась мне книжка «Краденое солнце». Но когда я училась в институте и занялась поп-апом, перед глазами у меня уже не было этих книг. Я вдохновлялась в основном западными художниками, Меггендорфером в том числе. Когда же я стала вести свой курс, изучать историю поп-апа и в России, и за рубежом – я заново открыла для себя и советскую традицию. У меня был интересный опыт реставрации старых советских книжек, поэтому сейчас в моём арсенале большая коллекция.

– Расскажите поподробнее – в чём заключается разница между книжками-панорамами и книжками поп-ап?

– Скажем так, поп-ап – это более широкое понятие. Книжка-панорамка – это поп-ап, но не любой поп-ап можно классифицировать как панорамку. В русской традиции принято называть книжками-панорамками те издания, которые были популярны в советское время. Это книжки, которые открываются на 90 градусов, и при таком раскрытии появляется объём. А сам термин «pop-up» впервые употребил американский издатель Гарольд Ленц в 30-е годы по отношению к конструкции, которая становилась объёмной при развороте на 180 градусов. То есть традиционный, классический поп-ап – это объёмный разворот, раскрытый на 180 градусов. И книги, которые в большом количестве появлялись на западе в 60-е – 70-е годы, в так называемый период возрождения поп-апа, открывались именно так.

– Как вы видите будущее таких книг в эпоху технологий? Станут ли они как-то меняться, может быть, сплетаться с цифровым искусством? Или наоборот – станут музейными экспонатами?

– Уже сейчас поп-ап двигается в разных направлениях. Есть направление «книга художника», это что-то уникальное, не тиражная книга, созданная чаще всего в единственном экземпляре, как выставочный проект. Есть художники, которых очень любят издавать музейные издательства, галереи Тейт, например. С их поп-ап книгами делают музейные экспозиции, кинетические скульптуры – это интересно и взрослым, и детям. Активно соединяются цифровые технологии и поп-ап и в научно-популярной литературе, и в рекламе.

– Вы занимаетесь и преподаванием – скажите, по вашим наблюдениям, какими качествами должен обладать создатель хороших объёмных книг? Важна ли какая-то инженерная жилка, техническое мышление?

– Очень многие боятся идти и учиться, потому что кажется, что там какая-то высшая математика, пугает само название – «бумажная инженерия». Но в большинстве случаев здесь нет каких-либо сложных расчётов, нет формул! В основном, это самые простые операции – вычесть, сложить, сравнить – то, что может любой взрослый человек. Что действительно нужно – это даже не техническое, а пространственное мышление. Нужно понимать, как всё это будет расположено в пространстве. А второе – и не самое очевидное – нужна дотошность и педантичность.

За 5 лет, что я преподаю, у меня были абсолютно разные студенты – и среди них было много хороших художников, которые делали потрясающие работы с поп-ап. Но одно дело – создать книжку для себя, какой-то художественный проект, а совсем другое – сделать тиражную книгу и подготовить файлы. На второе у многих просто не хватает терпения, дотошности и внимания к деталям. Некоторым это кажется скучным и техническим занятием. Но я люблю эту часть работы – она мне не в тягость.

 Что бы вы ответили родителям, которые сомневаются насчёт покупки книг с поп-ап элементами своему ребёнку? Ведь такие издания стоят не дешёво. Что может дать объёмная книга ребёнку, чего не может обычная?

– Тактильный опыт для маленького ребенка – самый важный. Он очень развивает мозг. Самое главное в поп-ап книжках – это их интерактивность, и этот опыт ничем нельзя заменить. Для маленьких детей это совершенно необходимо. И это даже не говоря о том, какой восторг вызывают такие книги у детей, как они развивают воображение, интерес к чтению. 

– Давайте немного приоткроем завесу тайны для читателей над новым проектом, который ещё не вышел – объёмной книгой Беатрис Поттер о знаменитом кролике Питере. Какие художественные открытия, какие сюрпризы нас будут там ждать?

– С Беатрис Поттер тоже получилось необычно. Есть зарубежная книжка с поп-ап элементами – и она абсолютно не похожа на то, что будет у нас. Там художники просто брали и анимировали готовые картинки. А у нас поучилось точное и детальное воссоздание мира Беатрис Поттер, максимально внимательное к её стилю. Мне очень интересно было почувствовать себя реконструктором этого мира. Но при этом мы ничего не дорисовывали – всё создано на основе оригинальных иллюстраций.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяАлександр Кузовков: «Открытые кинотеатры и фестивали — это хорошая идея для молодых режиссёров выйти к людям»
Следующая статьяМузыка, мода и арт: на «Тавриде» исследуют бизнес-потенциал современного искусства