Екатерина УСОВА: «Наша деятельность по исследованию жизни и творчества Константина Кузнецова началась гораздо раньше»

279

В конце марта редакция СМИ «АртМосковия» опубликовала анонс первого издания на русском языке, посвященного жизни, деятельности и творческому наследию художника Константина Павловича Кузнецова «Константин Кузнецов: русский, который один из нас». Издание подготовлено и выпущенно в свет Фондом творческого наследия Константина Кузнецова. Сегодня мы публикуем интервью с заместителем директора по научной работе фонда Екатериной Усовой, рассказывающей о творчестве уникального художника Константина Кузнецова, о творческой и научной деятельности Фонда, направленной на сохранение его наследия.

– В конце апреля в Государственном центре искусствознания прошла презентация Фонда творческого наследия Константина Кузнецова. А когда был открыт Фонд?

– Фонд как юридическое лицо был зарегистрирован полтора года назад. Однако, наша деятельность по исследованию жизни и творчества Константина Кузнецова началась гораздо раньше, а именно в 2015 году. Именно тогда в коллекцию предпринимателя и собирателя живописи Андрея Щербинина попало сорок произведений Константина Кузнецова, которые стали фундаментом нашего Фонда.

– Почему именно творчество Константина Кузнецова привлекло ваше внимание?

– Первые исследуемые нами работы Кузнецова были покрыты поверхностными загрязнениями и слоем помутневшего лака, за которым фактически не было видно самой живописи, и в этом уже заключалась некая загадка. Когда же реставрационные действия открыли потрясающую глубину и колорит живописи, стало понятно, что перед нами – полотна выдающегося мастера. Кроме того, на оборотах картин обнаружились многочисленные выставочные этикеты парижских салонов, что говорило о многолетнем участии художника в зарубежной выставочной среде. Мы начали работу в архивах, и оказалось, что о художнике в России известно крайне мало. Он уехал в Париж в 1900 году, еще до массовых волн эмиграции, и для русского зрителя уже в то время казался скорее французским, чем русским мастером. Александр Бенуа, кстати, так и называл его – «парижский Кузнецов».

Малочисленность сведений в отечественных изданиях натолкнула нас на мысль, что необходима публикация о художнике, и мы начали собирать сведения для монографии.

Сразу стало понятно, что основные сведения о Кузнецове нужно черпать во Франции, и через несколько месяцев упорных поисков нам удалось найти потомков мастера. Мы встретились с правнучкой Кузнецова в её парижских апартаментах, где семья живет более полувека. Подробно изложив наши планы об издании, мы поинтересовались, не сохранилось ли в семье архивных материалов о художнике – фотографий, документов, писем. И здесь нас ждало большое открытие: оказалось, сохранились не только письма, но и работы, созданные художником в течение всей его жизни.

– Сколько и каких произведений нижегородского художника вернулось в Россию?

– Как оказалось, в семье художников сохранилось несколько сотен полотен Константина Кузнецова. Это произошло потому, что при жизни он отказывался от сотрудничества с галеристами и маршанами. Как известно, контракт с галереей связывал художника жесткими обязательствами. От этого, кстати, страдали многие мастера – например, Клод Моне. Общаясь с глубоко ценившим его творчество Дюран-Рюэлем, он был вынужден регулярно приносить свои извинения маршану за то, что не предоставил ему необходимое количество картин. У Кузнецова не было такой проблемы: он происходил из состоятельной купеческой семьи и жил на доходы от семейного предприятия, которые посылали ему его братья во Францию. Так, по крайней мере, было до 1917 года.

Благодаря этим обстоятельствам большая часть картин художника после его смерти сохранилась в его мастерской, и с тех пор передавалась из поколения в поколение. Живопись сохранилась в хорошем состоянии: художник использовал качественные масляные краски фирмы Лефранк, однако холсты и сам красочный слой требовали укрепления, а также правильных условий хранения, чего потомки художника в крупных масштабах коллекции осуществить не могли, сделать это им было просто не под силу. Было принято решение организовать Фонд, мы назвали его «Фонд содействия сохранению творческого наследия художника Константина Павловича Кузнецова». Картины привезены в Москву, и в настоящее время фонд ведет свою работу по изучению, реставрации и консервации полотен мастера.

– В чем особенность творчества Константина Кузнецова? Почему его наследие ценно сегодня?

– Кузнецов был единственным русским художником, воспринявшим французский импрессионизм на его родной почве и на ней же развившим его личную интерпретацию. С первых шагов, начиная с периода ученичества в студии Кормона в 1890-е годы и заканчивая выставочной деятельностью, его почерк формировался в европейской творческой среде. С 1903 по 1909 на выставках Московского товарищества художников он представлял импрессионизм отечественной публике, для которой в то время направление казалось слишком радикальным.

Мастеров «чистого» импрессионизма в истории отечественной изобразительной культуры крайне мало. О неорганичности метода русской живописи неоднократно писали исследователи. Исключительность импрессионистического видения признана едва ли не за одним только Константином Коровиным. В отличие от последнего, Кузнецову удалось легко влиться в европейскую художественную среду и полюбить французскую натуру, сохранив при этом широкий, панорамный взгляд на пейзаж, а также его лирическое переживание художником, что было свойственно русской живописи.

Интересны и технические особенности произведений Кузнецова: например, разнообразные подписи, которыми художник снабжал обороты своих картин. Вообще оборот картины – это настоящая «книга истории», и мы, к сожалению, не видим этого в музеях, где рассматриваем только «парадную» сторону холста. На обороте можно прочитать многое: заметки самого художника, что-то вроде «доработать облака» или «сильный ветер», выставочные ярлыки салонов, номера приема картин на выставки, адрес (он писался для того, чтобы с выставки картина была отправлена ему домой), таможенные отметки (они ставились в случае, если картина путешествовала на выставки в другие страны), владельческую историю (в семье Кузнецовых было принято ставить инициалы владельца при передаче картин из поколение в поколение). Еще один интересный факт: нередко художник писал и на лицевой стороне холста, и на обороте, в особенности часто он делал это в 1920-е годы, когда сильно нуждался в деньгах.

– Вы издали объемный каталог, расскажите о нем поподробнее?

– Это – первое издание о Константине Кузнецове на русском языке. Мы работали над ним необычайно долго: несколько лет велось исследование, затем еще около года шла работа над версткой. Дизайн был разработан бюро ABC-Дизайн. Его арт-директор, Дмитрий Мордвинцев, очень внимательно отнесся к материалу, и на наш взгляд, мы нашли лучшее решение из возможных. Отличительное свойство нашей книги – подача материала, а именно то, как подробно показаны фрагменты живописи, на которых можно рассмотреть все детали авторского почерка – мазки, фактуру, текстуру. В книге опубликовано около сотни произведений Константина Кузнецова, которые хранятся в собрании Фонда, а также в музеях по всему миру.

– Поделитесь, пожалуйста, дальнейшими планами деятельности Фонда?

– На наш взгляд, уникальность личности художника и масштаб сохранившейся коллекции требуют большой ретроспективной выставки. Русский зритель должен увидеть художника, который представлял Россию европейской публике в течение 36 лет.