«Гера – это не я». Егор Бакулин рассказал о съемках сериала «Условный мент»

0
1150

Впервые истории из жизни обитателей Охтинского района Петербурга вышли на экраны осенью 2019 года. Детективная новинка «Условный мент» сразу привлекла к себе внимание, в том числе и разноплановыми персонажами. Актер Егор Бакулин в фильме играет роль друга главного героя. Гера Конюхов – собирательный образ великовозрастного маменькиного сынка, который не приспособлен к реальной жизни.

– Меня очень часто спрашивают, похож ли я на своего героя. Гера – это не я. В жизни я совершенно другой человек: ответственный, самостоятельный, у меня есть семья. А Гера – собирательный образ маменькиного сыночка, который до сих пор живет с мамой, но к жизни не приспособлен. Он не знает, что нужно оплачивать счета, платить налоги, забирать из детского сада детей. Все это не для Геры. Зато он хороший друг. Он всегда появляется там, где нужен и не нужен, от него можно ожидать, что угодно. И я надеюсь, что Гера – это тот персонаж, который добавляет настроение сериалу.

Недавно шутили со сценаристом, что Гера в каком только образе не появлялся на экране. А вот женщиной его еще не наряжали. Сценарист ответил, что это хорошая идея, и в ближайшее время переоденем Геру и в дамское платье. Опыт такой у меня уже есть, так что исполним роль смешно и зажигательно.

– Какие новые истории и приключения героя увидим в премьерных эпизодах?

– В новых сериях Гера занимался, например, сутенерством. Пускался во все тяжкие. Мама по-прежнему стоит на страже интересов своего сына и не позволяет ему встречаться со Снежаной. Забавных ситуаций, в которые будет попадать герой, в новых эпизодах много. Любому другому человеку не составило бы труда решить проблему быстро, здесь и на месте. А там, где появляется Гера, появляется много проблем, событий, людей, но в конце мы обязательно побеждаем! Не всегда мы остаемся без царапин, но, как говорят, изрядно потрепанные, но не побежденные. Это вот про Геру.

– Какого персонажа в сериале вы бы сыграли, не будь Геры?

– Даже не знаю… Я очень рад, что я друг главного героя. Потому что в другом сериале я был врагом Дениса Рожкова, и меня там убили. Надеюсь, что в «Условном менте» нас ждет долгая и счастливая жизнь, и никого не убьют.

– Ваш сериал отличается своей музыкальной составляющей. Вы сами играете, или используете дублеров?

– Я на самом деле играю сам на контрабасе. Так получилось, что у всех героев есть музыкальное образование. Я в детстве освоил скрипку. А для струнника скрипка, балалайка, альт или контрабас – не имеют значения. Контрабас – совсем простой инструмент, просто очень большая скрипка. Да и в театрах в нескольких спектаклях я играл на контрабасе. Это же всего две ноты! Ми-соль, ми-соль. Шучу, конечно, там квадрат, но басисту в этом случае проще всего. Он просто держит общую структуру композиции. В нашей команде есть банджо, труба, саксофон. Когда только сериал начинали снимать, многие уверяли, что можно обойтись без музыкальных сцен, подложить готовую музыку. Но когда мы первый раз собрались нашей музыкальной компанией и заиграли, сразу все сомнения отпали. Теперь у нас каждая четвертая серия – музыкальная, и репертуар нашей группы расширяется. Музыка задает своеобразный тон как сериалу, так и самой съемочной группе. У нас есть сериалы с собаками, с машинами, со стрельбой, с серьезными дядьками, которые ходят и хмурят брови. А у нас вот такой сериал с настоящими живыми музыкантами. Это эксклюзив.

– Как выбираете репертуар?

– Я в этот процесс не вмешиваюсь. Мне просто присылают на телефон послушать музыку. Слава Богу, ничего сложного конкретно для баса мы еще не играем. Каждый раз думаю: вдруг сейчас будет какое-нибудь соло на контрабасе, а я своими пальцами-колбасками не успею или не сумею.

– Какие у вас отношения с вашей киномамой?

– Мы уже столько лет с ней вместе! Она меня так и называет – сынок. Мне зрители говорят: «Ой, какая у вас мама!». Я сначала пытался объяснять, что у меня мама другая, а это просто актриса из театра на Васильевском, а теперь перестал. Мы с Любой сдружились так, что делимся какими-то переживаниями. Она советуется по каким-то жизненным делам, рассказывает все новости. Однажды, когда мы долго сидели на карантине, она позвонила и говорит: «Я не могу, я соскучилась». А я где-то в пробке стоял, говорю: «Ну, давай поболтаем, раз соскучилась». Хорошее партнерство, что в кадре, что на сцене, — оно всегда очень ценно. Когда выходишь на сцену и видишь, что твоим партнерам не очень интересно, или они не успевают за тобой, сразу чувствуется. От партнера очень многое зависит. А мы с Любой Макеевой уже столько сцен сняли, что сроднились, даже шутим друг над другом. Главное, что, когда мы с ней встречаемся, группа знает — будет веселая и легкая смена, будут шутки-прибаутки и розыгрыши. Когда снимаем в объекте «наша квартира», все говорят: «Ой, сегодня закончим рано». Я им: «Подождите! Люба еще не проверяла текст. Она может его забыть». У нас однажды была сцена про подвал и котят. А мы же все практикующие артисты, любой монолог можем освоить, а тут она со своими «заваренными окнами котят», заваренными котятами окнами»!!! Что тут началось! Досталось всем, она очень переживала, что не может расставить слова в правильном порядке. А для меня лишний повод теперь пошутить над ней. Стоит спросить: «Как там котята?», и можно прятаться. На самом деле у нас прекрасный дуэт. Я очень люблю Любу как актрису, как партнера, как мою киномаму. Надеюсь, что будет еще много историй, связанных с нашей семьей. Мы даже предлагали, чтобы Гера с мамой занялись своим внешним видом. Они могут пойти в спортзал, бассейн, на велодорожки. Можно и зрителям предложить, чтобы придумали забавные истории с нашими персонажами.

– А победителям автограф?

– А победителям билеты в театр! Что такое автограф сейчас? Это раньше ценность автографа великих артистов была нечеловеческая, ценились открытки с их подписями. В моем доме детства часто бывали известные актеры. Родители, например, учились на параллельном курсе с Янковским, я у многих сидел в детстве на коленях. Вот тогда можно было говорить об автографах. Сейчас люди больше просят совместное с тобой фото. А дальше-то что? Домашним покажете? Конечно, я не против таких фото, но лучше посмотреть «Условного мента» или сходить в театр на наши постановки и получить море положительных эмоций от такой встречи с искусством и нашими персонажами.

– Вы трюки сами выполняете, или вас заменяет каскадер на съемочной площадке?

– Когда каскадеры рассказывают забавные истории, все это так здорово звучит. А на самом деле… У нас в институте был предмет ОСД – основы сценического движения. Мы падали со столов, с одного, с двух, трех, падали с лестниц, кувыркались. Наш педагог Игорь Сергеевич Качаев научил нас правильно падать, за что ему огромное спасибо. Иногда смотрю кино — люди больно падают. Гере Конюхову часто по голове достается, падаю-то я постоянно, и бьют меня в фильме тоже на регулярной основе. Хорошо, когда это делают каскадеры. Они умеют это делать. У меня однажды была неприятная ситуация в другом сериале, когда меня должны были ударить. А человек оказался не актером, статистом. Как ударит! Я зубки сжал и говорю: «Стоп, сюда иди. Ты чего делаешь? Уберите его, а то сейчас рвать его буду».

Первый съемочный блок «Условного мента» в этом году начался с того, что об Геру сломали стул. Причем стул об Геру ломали дубля три. Раньше в советские времена не такие были стулья, не подпиленные, а пробковые стулья и табуретки. Сейчас съемки идут с такой скоростью, что не до пробковых стульев. Пробковые на самом деле об голову бьешь и ничего. Но, слава Богу, у нас еще остались сахарные бутылки. И вот я первый раз подошел, потрогал этот стул на прочность, он такой жиденький, мягонький. Мне им хлоп об спину, он и разлетелся. У меня на спине защитка стоит специальная, все нормально прошло. А режиссер говорит, что я немножко неправильно сыграл. Ах простите… Сейчас сыграю правильно. Второй раз что-то технически не получилось. А третий раз я не подошел и не проверил стул. А актер уже два раза махнул стулом, смелость в руках появилась. И как ударит по мне. А стул развалился не во время удара, а после. Весь удар я принял на себя. Зато сыграл хорошо. Поворачиваюсь к актеру и говорю: «Ну что ж ты, милый, стульчики-то ломаешь!». Ну и дальше я его побил… Все это зрители увидят в «Условном менте». Конечно, каскадеры на площадке тоже работают, и мы им доверяем, для нас ведь главное, чтобы травм не было. А зрители всегда любят трюки и зрелищность. Ради этого, собственно, мы и работаем.

– Ты любишь гримироваться и примерять различные образы?

– Люблю и то, и другое. Многие знают, что у меня есть коллекция бородок и усов. В кино грим редко используют так, чтобы тебя не узнавали. Но грим позволяет воплощать новые персонажи, новые характеры. Особенно, когда гримируют Геру и пытаются его как-то спрятать! Это всегда интересно, например, его последний образ, который зрители увидят уже в новом сезоне. Мы собрали несколько вариантов бородок, усов, париков, солнцезащитных очков. Показали все это режиссеру, он выбрал один из вариантов. Геру будет трудно узнать! У нас на площадке во время процесса преображения помогают все, не только костюмеры и гримеры. Когда играл Геру рокера, оператор снял с себя перстни, цепи, серьгу, все это повесил на меня и говорит: «На тебе все мои цацки, перстни! Вот теперь ты рокер!». И действительно, когда на тебе все это висит, ты по-настоящему в это веришь и легко вживаешься в образ.

Очень давно взрослые артисты мне рассказали, что нет лучше грима, чем пробка от шампанского. Берется пробка, только настоящая, поджигается, потом тушится – получается идеальный грим. Пробкой можно нарисовать практически все. Сейчас, конечно, масса возможностей есть, специальные магазины, которые подберут тебе грим по тону, по цвету. Иногда слышу, как разговаривают наши гримеры: «Давай возьмем 222-й. А у тебя какой? 220-й? А, светленький! У меня 220-й заканчивается». Что у нее 220-е заканчивается? Приборы 18. Что 18? А что приборы? Вот так примерно у меня с современным гримом. У меня, кстати, в косметичке до сих пор лежит жженая пробочка на всякий случай: синячки под глазами сделать, щечки выровнять, носик остренький. Мы же учились этому! У нас был грим в институте: возрастной грим, животное и грим молодого лица. Правда, у меня не всегда получается гримироваться самому.

– Часто актеры ссылаются на свою большую занятость и не успевают смотреть фильмы с их участием. А вы смотрите детектив «Условный мент»?

– «Условный мент» — это сериал с настроением и особой атмосферой. Он про дружбу, которой нам всем очень не хватает в жизни. Сериал со своей большой интересной семьей. И это не только актеры и съемочная группа. У сериала много поклонников и друзей. И я уверен, что с выходом новых серий их станет еще больше. А лучше пересмотрите все серии с первого сезона и заряжайтесь положительными эмоциями. И главное, никогда не попадайте в истории, которые происходят с нашими персонажами.

Не всегда попадаю на «Условного мента», но я смотрю Пятый канал. Недавно был на гастролях, после спектакля захожу в номер, включаю телевизор, а там наши серии. Сразу такое хорошее настроение и ностальжи. Причем, я смотрю не сами серии. Телевизор на меня по-другому действует. Я вспоминаю, где это снимали, какая площадка, что на смене было. И у меня получается путешествие во времени. Я знаю, что там будет происходить по сценарию дальше, но я все равно смотрю на родные лица. Например, во время съемок одного сериала у меня сын родился. О, как раз сцена эта идет, после которой я узнал о прибавлении в семействе. Иду к машине, сажусь, а ручки трясутся так, что завести не могу. Денис Рожков подошел, предложил свою машину, чтобы меня отвезли. А я же взрослый мужик, у меня сын родился, что я, сам не смогу доехать! Конечно, я смотрю «Условного мента». Надо же посмотреть, кто там лучший!

Беседовала Кира ВЕРЕСАЕВА

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяВыставка новых поступлений открылась в Государственном Историческом музее
Следующая статьяИзменения в программе IV Всероссийского фестиваля-конкурса BelgorodMusicFest – Competition 2022