Монотипия Востока

0
647

Дарья Гордеева, главный редактор медиа портала «А у Вас?», и наш специальный корреспондент, на Алтае взяла интервью у сибирской художницы и эксперта по востоковедению Елизаветы Малининой.

– Как давно Вы занимаетесь своим творчеством/проектом? Почему решили этим заняться?


– К занятию рисованием меня тянуло всегда – с тех пор, как я себя помню: и в раннем детстве, и в школьные годы и в юности… Впрочем, была встреча, вероятно, далеко не случайная, благодаря которой желание творить, рисовать возросло многократно… Мой сын, начиная с самого раннего возраста (лет с 5-6) под впечатлением от рассказов о культуре майя рисовал в очень своеобразной графической манере, напоминающей сложные майянские письмена…

Увидев его работы, мой хороший знакомый, молодой и талантливый художник, принял решение заниматься с ребёнком рисованием, поставив условие: мама (то есть, я) должна должна быть рядом и присоединяться к урокам. Мальчик, однако, оставался верен своей собственной манере рисования, не проявляя никакого интереса к занятиям. Мне же эти уроки казались драгоценными: именно тогда я получила представление о технике монотипии… Не имея специального художественного образования, я практически никогда, между тем, не расставалась с кистью.

– Как Вы это делаете? Расскажите, пожалуйста, что Вы чувствуете, когда создаете свои изделия.

– Одна из моих любимых живописных техник – уже упомянутая монотипия. Как происходит сам процесс создания картины? Краски расплываются сами, рождая образы, которые лишь нужно увидеть. Порой кисточке уже и нет необходимости прикасаться к бумаге, ибо «всё уже есть», всё написано – иногда до мельчайших деталей… В этом есть некая тайна, разгадать которую я и не берусь. Живопись для меня подобна диалогу с Миром Невидимым, который и творит, подсказывает, вдохновляет, рождая состояние души, близкое к счастью. Сам творческий процесс сродни молитве, медитации, погружению в это удивительное состояние – некой полноты, цельности, счастья. Примером может послужить создание одной из работ настолько сокровенной и дорогой для меня, что я никогда не демонстрировала её на выставках и мало, кому показывала. Собираясь в очередное путешествие по южным провинциям Китая, где редко можно встретить европейца, я очень волновалась…

Одна из картин, созданных в этот период времени, была посвящена дальневосточному мотиву «гор и вод», к которому я очень часто обращаюсь. Каково же было моё удивление, когда мой знакомый, кому я показала новую работу, воскликнул: «Какая красивая женщина!» Он увидел то, что не сразу заметила даже я – чёткое изображение женского образа в очертаниях горы… Но то был не просто образ «красивой женщины», но словно бы тончайшей кисточкой прорисованный лик богини Милосердия Гуанинь, созданной по всем канонам китайского буддийского искусства: в характерной позе, с особенным головным убором… Мне подумалось тогда, что какой бы рискованной и непростой не предстояла поездка, всё сложится самым благополучным и лучшим образом… Так оно и было…

– Елизавета, Вы путешествуете с целью отдыха и вдохновения природой? Или Ваш туризм носит специальный культурологический характер?

– По специальности я востоковед, долгое время жила в Японии, множество раз посещала Китай, путешествуя по разным его провинциям…

В стране Восходящего Солнца приходилось бывать множество раз, но наиболее значимые и длительные поездки были связаны с приглашением научно-исследовательского Института буддизма дзэн, находящегося в Киото.

Жизнь в Японии предоставила щедрую возможность узнать страну, её людей, культуру, природу… А потому закономерно, наверное, что источником творческого вдохновения всегда оставались Восток, Природа, горы…

Погружение в дальневосточную эстетику, глубокое знание культуры и искусства Китая и Японии не могло не оказать влияния на стилистику миниатюр. Выполненные в смешанной технике (монотипии, пастели, акварели, гуаши, китайской туши…), они пропитаны дальневосточными мотивами, интересом к одному из самых метафизических жанров в истории мировой культуры – пейзажной живописи «гор и вод» с их философичностью, духовными исканиями, стремлением обрести себя, своё место в беспредельности Вселенной, символом которой и являются в дальневосточной традиции «горы и воды». Обучалась я, пока жила в Японии, и японской технике суйбоку-га (живопись тушью).

За последние 30 лет состоялось много персональных выставок (точного количества я уже и не вспомню) художественной фотографии (посвященной многочисленным путешествиям по Китаю, Японии, Тибету, Индии…), а также живописных работ – «Миниатюр в восточном стиле». Выставки имели место не только в России (Новосибирске), но и в Калифорнии (2003 г.), где волею Судьбы довелось проживать в течение года. За те три месяца, что продолжалась выставка, было продано 44 работы… Я и там много рисовала…

Последние же двенадцать лет судьба предоставила возможность длительного, многомесячного пребывания высокогорьях Алтая – и зимой, и летом… Там, среди белых снегов высокогорья, писались картины, создавались фильмы, посвященные горам Алтая – поистине труднопроходимым (а порой и вовсе непроходимым) его местам – пятнадцать фильмов. В настоящее время я проживаю в Новосибирском Академгородке, где преподаю в университете на кафедре востоковедения (читаю ряд курсов по духовной культуре Японии и Китая).

– Интересно было бы послушать Ваши лекции вживую. Что сейчас в планах?

– Скоро я буду презентовать в Москве свою новую книгу «Путь кисти и туши», и меня попросили прочитать лекцию. Приглашаю всех желающих, интересующихся темой востока. Мои монографии в настоящий момент продаются в книжном магазине  «Книжный сад» (Лазоревый проезд, 1. М. «Ботанический сад»).

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяГузель Хасанова — талантливая певица, автор слов и музыки, презентует долгожданный сингл «Иллюзии»
Следующая статьяСмешарики выпустили новый эпизод про Башкортостан