Павел СОЛДАТИКОВ: «Концерт в темноте — это живое кино»

808

Наш куль­тур­ный обо­зре­ва­тель Дарья Гор­де­е­ва побы­ва­ла на пло­щад­ке зара­нее и пооб­ща­лась с созда­те­лем музы­каль­но­го про­ек­та «Арт-кол­лаж», вопло­тив­ше­го одну из идей кон­цер­тов клас­си­че­ской музы­ки в темноте.

Опи­са­ние кон­цер­та в тем­но­те «Клас­си­ка»: Под музы­ку вели­ких ком­по­зи­то­ров раз­ных эпох раз­во­ра­чи­ва­ет­ся дра­ма, геро­я­ми кото­рой ста­но­вят­ся влюб­лен­ные друг в дру­га Мар­та и Гер­ман – глав­ные герои рома­на Лео­ни­да Андре­ева. У каж­до­го из них есть взрос­лые дети, кото­рые высту­па­ют про­тив сою­за. Пре­одо­ле­ют ли герои натиск обсто­я­тельств? Рас­ска­жет тем­но­та. В про­грам­ме: Л. ван Бет­хо­вен, И.С. Бах, К. Сен-Санс, Г. Форе, И. Соко­лов, И. Стра­вин­ский, Г. Каса­до. Соли­сты ART-COLLAGE: Иван Соко­лов (фор­те­пи­а­но), Петр Черед­не­чен­ко (клар­нет), Геор­гий Тка­чев (вио­лон­чель). Худо­же­ствен­ный руко­во­ди­тель – Павел Сол­да­ти­ков. Режис­сёр – Тимур Казнов.

Автор и худо­же­ствен­ный руко­во­ди­тель про­ек­та #Artcollagerus Павел Сол­да­ти­ков рас­ска­зал подроб­нее о кон­цер­те в тем­но­те «Клас­си­ка»

Павел Сол­да­ти­ков: «На наши кон­цер­ты при­хо­дят, как посто­ян­ные зри­те­ли, так и те, кто впер­вые, уви­дев рекла­му, уже заин­три­го­ва­ны и им хочет­ся понять, что такое быть в тем­но­те. Это не опас­но, не страш­но, это страш­но интересно!

Мы боим­ся неиз­ве­дан­но­го, вспом­ни­те, в дет­стве, когда в ком­на­те стан­но­ви­лось тем­но, тут же мере­щи­лись раз­ные мон­стры. Эти ощу­ще­ния, кото­рые будут с нами всю жизнь. Наше под­со­зна­ние рису­ет нам обра­зы, когда мы оста­ем­ся в тем­но­те. И в реаль­ной жиз­ни мы все вре­мя ищем это­го диа­ло­га с самим собой.

Поче­му нико­му не нра­вят­ся выстав­ки, где мно­го людей, пото­му что ты толь­ко настро­ил­ся, а тебя отвлекли.

Любое твор­че­ство — это внут­рен­ний диа­лог, молит­ва, храм, кото­рый созда­ет­ся здесь и сей­час в момен­те, момен­те тиши­ны и тем­но­ты (от ред. – смеется)».

– Павел, насколь­ко такой под­ход к искус­ству ком­фор­тен и без­опа­сен для зрителя?

Павел Сол­да­ти­ков: «Без­опас­но точ­но. Про­ве­ря­ли на себе. Как адап­ти­ро­вать людей, кото­рые непри­выч­ны к тем­но­те? Конеч­но, адап­та­ция про­ис­хо­ди­ла через себя. До нача­ла репе­ти­ций мы зара­нее встре­ча­лись здесь с орга­ни­за­то­ра­ми и нас про­си­ли встать и так­же, как и про­сят зри­те­ля перед кон­цер­том, по сте­ноч­ке прой­ти в зал. В пер­вый раз мы сели, кру­гом тиши­на. Нас попро­си­ли отло­жить инструмент.

Мест­ные гиды гово­рят: «При­слу­шай­тесь к себе, к самой тишине, вам ком­форт­но?». Отве­ча­ем: «Необыч­но». Гиды повто­ря­ют вопрос: «Необыч­но дис­ком­форт­но или необыч­но инте­рес­но?» Нам было, на самом деле, весь­ма ком­форт­но. Все репе­ти­ции про­хо­ди­ли все­гда в тем­но­те. Все наход­ки режис­сёр­ские тоже рож­да­лись из темноты».

– Поче­му сего­дня имен­но такие инстру­мен­ты зву­ча­ли: фор­те­пи­а­но, клар­нет, виолончель?

Павел Сол­да­ти­ков: «Эти инстру­мен­ты, мак­си­маль­но при­бли­жен­ные к спо­кой­но­му чело­ве­че­ско­му голо­су по темб­ру. Осо­бен­но вио­лон­чель и клар­нет. Посколь­ку я скри­пач, мы хоте­ли и скрип­ку доба­вить, но поня­ли, что это будет слиш­ком ярко, как апель­си­но­вый или ман­да­ри­но­вый запах в любом поме­ще­нии, вы сра­зу опре­де­ли­те, что он здесь присутствует.

– Да, я обра­ти­ла вни­ма­ние, что в кон­це ваше­го кон­цер­та появил­ся ярко выра­жен­ный аро­мат. Для чего такой ход?

Павел Сол­да­ти­ков: «Под конец мы доба­ви­ли аро­ма, что­бы вер­нуть зри­те­ля в реаль­ность. Пото­му что, погру­жа­ясь в тем­но­ту чело­век нахо­дит­ся в таком состо­я­нии, как буд­то его посе­ли­ли на вре­мя в кос­мос. Толь­ко в отли­чие от кос­мо­са, где тем­но, холод­но и ради­а­ция, на кон­цер­те зри­те­ля окру­жа­ет музы­ка, кото­рая настра­и­ва­ет на абсо­лют­ное гар­мо­нич­ное ощу­ще­ние. Мы же все люди резо­нанс­ные: есть высо­ко резо­нанс­ные, есть менее резо­нанс­ные. Вот бежит, спе­шит чело­век на кон­церт в мет­ро или сто­ит в проб­ке нерв­ни­ча­ет, добрал­ся до кон­цер­та, сел в зри­тель­ном зале и ждет – свет пога­сят и нач­нет­ся дей­ствие. И здесь про­ис­хо­дит раз­рыв шаб­ло­на: пер­вые ком­по­зи­ции, кото­рые в нача­ле кон­цер­та зву­чат, они слов­но гово­рят шепо­том: «Иди-иди к нам сюда…» и пере­ме­ща­ют чело­ве­ка в дру­гую эпо­ху, в наш рас­сказ. И момен­таль­но про­ис­хо­дит пере­ход, чело­век успо­ка­и­ва­ет­ся, слов­но на дру­гой лад пере­клю­ча­ет­ся, и я более чем уве­рен пусть не с само­го нача­ла, но зри­те­ли быст­ро забы­ва­ют, что они в пол­ной темноте.

– А не страш­но погру­зить­ся во тьму? Я виде­ла, на Ваш кон­церт при­хо­дят и дети.

Павел Сол­да­ти­ков: «Можем спро­сить у них самих… (от ред. Улыбается)»

Павел Сол­да­ти­ков: «У нас все выве­ре­но, чет­кий тай­минг по музы­ке, чет­кий тай­минг по все­му. Ведь изна­чаль­но мы все это про­гна­ли через себя, как Мике­лан­дже­ло гово­рил: «Надо взять гра­нит, мра­мор и отсечь все ненуж­ное!». Вот и мы отсек­ли все ненуж­ное и оста­ви­ли тот баланс, кото­рый хоро­шо вос­при­ни­ма­ет­ся публикой.

Обра­ща­ем вни­ма­ние! 25 мар­та 2020 года в Госу­дар­ствен­ном музее – Куль­тур­ном цен­тре «Инте­гра­ция» состо­ит­ся кон­церт в тем­но­те «Клас­си­ка».

Бесе­до­ва­ла Дарья ГОРДЕЕВА

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.