Святослав СААКЯН: «Спрос на дизайн есть, но промышленность не знает, где его удовлетворить»

0
477

Основатель SaakyanDesignStidio Святослав Саакян – о крафтовых мебельных фабриках и о том, почему российские дизайнеры не работают за роялти.

– Вас называют пионерами промышленного и транспортного дизайна. Легко ли было завоевать этот титул?

– Я ничего не завоевывал, да и титулом это не считаю. А было просто! В середине 90-х, когда я начинал, нас – тех, кто занимался промышленным дизайном и автодизайном – было совсем мало. У нас было студенческое конструкторское бюро с СКБ МАМИ, из которого выросла серьезная компания CARDI. Мы начинали на этапе становления этой компании, когда все обедали за одним столом и обсуждали, какие заказы брать, а какие не брать. Сейчас все эти люди либо руководят своими компаниями, либо работают в составе известных коллективов, которые есть на рынке. Мы не то чтобы хотели быть пионерами, но так получилось.

– У вас есть любимые проекты?

– Можно перечислить что-то из старенького, но на самом деле любимые проекты – это те, над которыми работаешь прямо сейчас. Конечно, нам очень важно все, что связано с транспортом, в том числе военный транспорт, которые мы проектируем больше 10 лет. Но сейчас мы углубляемся и в более «гуманный» рынок – детских площадок. Мы считаем его перспективным. Я сам давнишний пользователь этих изделий – у меня третий ребенок родился. Хорошо вижу, как сделать среду для развития детей более интересной, функциональной, эстетичной, гуманной, что и как можно улучшить. Собственно, мы участвовали в самых разных проектах от разработки дизайна собачьего ошейника до проектирования серьезной бронетехники, вертолетов и самолетов

– Как вы считаете, каково должно быть соотношение теории и практики в обучении предметному дизайну?

– Как раз полчаса назад дискутировал на эту тему со своим стажером из московского Политеха. Я преподавал там еще до «Вышки», вместе с Тимуром Бурмаевым руководил направлением промдизайна. До этого там был только автодизайн. Я туда попал, когда в этом вузе все активно развивалось и была задача сделать образование более практикоориентированным. Задачу помог решить новый сквозной предмет «Проектная деятельность», который касался каждого студента начиная с первого курса.

В отличие от лекционных занятий и подготовки курсовых – это была групповая работа, результатом которой должен был стать реально действующий образец. Ребята каждый год, каждый семестр или несколько раз за семестр проходили своими студенческими командами все стадии работы над проектом от идеи до ее воплощения. Сейчас этот подход распространяется по всей «Вышке». Я надеюсь, что Школа дизайна НИУ ВШЭ тоже рано или поздно до этого дойдет. Понятно, что выпускники вузов не особенно практически подкованы. Все преодолевают этот дефицит практических компетенций по-разному. Кто-то находит возможность попрактиковаться в рамках учебной программы. Кто-то работает летом на заводах. Сделать из дизайнеров-теоретиков дизайнеров-практиков – очень важная задача. Решения дизайнеров, которые знают свой предмет только теоретически, чрезвычайно далеки от того, что ожидает производство. Смысл нашей профессии не в том, чтобы рисовать красивые картинки в стол или на выставку, а в том, чтобы массово производить продукт со всеми его конструктивными и технологическими ограничениями, о которых должен знать дизайнер.

– Не могли бы вы поделиться с начинающими специалистами секретом успеха в профессии?

– У каждого свой путь, и универсальных рецептов не существует. У нас профессия очень прикладная, так что, как я только что сказал, важнее всего практика. Большинство выпускников вузов собираются работать по найму, поэтому важно иметь безупречное портфолио – без него молодого специалиста просто не заметят. Но можно развиваться и самостоятельно. Сейчас много крафтовых мастерских посуды, мебели, одежды, даже автомобилей. Сделать самостоятельно и выпускать небольшими партиями – это направление очень активно развивается. Так что дерзайте – не понюхав пороху, в профессии не состоишься.

– Государство и город пытаются поддерживать креативные индустрии. Пользовались ли вы какими-то из этих механизмов? Какой инструмент представляется более эффективным?

– Сам я подобными инструментами никогда не пользовался, но не так давно меня пригласили в качестве куратора на замечательный московский проект «Фабрика дизайна». Главная цель этого проекта – подружить производство с дизайнерами. Бытует мнение, что работы нет, что заказов у промдизайнеров очень мало. Выясняется, что это не так. Оказывается, есть много предприятий, заинтересованных в дизайне. «Фабрике дизайна» удалось чуть более чем за месяц собрать более сотни заказов на реальный дизайн.

Запрос на дизайн есть, нет понимания, к кому нужно обращаться. Промышленники совсем не знают наш дизайнерский рынок, боятся ошибиться с выбором, наткнуться на слабых специалистов или вовсе проходимцев. Обычное портфолио не убеждает корпорации в том, что нужно обратиться к тому или иному дизайнеру. Они опасаются быть обманутыми, получить некорректный результат и так далее. Дизайнеры, в свою очередь, остерегаются работы с крупными компаниями и масштабными проектами, полагая, что у них еще не наработано для этого достаточно компетенций. В общем, с обеих сторон есть осторожность. Конкурс призван снять этот барьер – чтобы в итоге появились команды, готовые выполнять сложные и разнообразные дизайнерские задачи от самых разных заказчиков. В расчете на такую перспективу я и согласился участвовать.

– Каковы перспективы промышленного дизайна в контексте переориентации экономики на внутренний рынок, импортозамещения, западных санкций и ответных российских мер?

В связи с последними событиями импортозамещение из красивого слова превратилось в осязаемую реальность и насущную необходимость. Я очень рассчитываю, что многие зарубежные товары будут локализованы в России – с применением наших производственных мощностей и конструкторского, дизайнерского потенциала. Этот потенциал никуда не девался, он продолжает развиваться с помощью вузов и прекрасных заказчиков, с которыми приятно и интересно работать.

– Какова роль интеллектуальной собственности в дизайне? Пытаются ли дизайнеры самостоятельно управлять правами на творческий продукт и, например, зарабатывать на роялти?

– Я несколько раз пробовал поработать с роялти – не получилось. С разных сторон есть препятствия, основные в том, что дизайнер не знает заказчика, заказчик не знает дизайнера. Каждый понимает, что система достаточно зыбкая, и возможностей повести себя недобросовестно – очень много. «Ооошки» открываются и закрываются, на сто процентов проконтролировать производство дизайнер не может и так далее. Но я надеюсь, что эта система все же каким-то образом будет отстроена.

В Европе очень много дизайнеров работают по такой модели. Это упрощает жизнь заказчикам, которым не на надо вкладываться в проект на начальном этапе и нести серьезные риски, и одновременно может серьезно увеличить доход дизайнера. Классная штука, жаль, в нашей стране пока не работает. Большинство дизайнеров не регистрируют промобразцы. Я, например, никогда этого не делал. В тех случаях, когда это требуется, регистрацию берет на себя производство, оно и становится правообладателем. Я пока производством не занимался. Наверное, если перейду на другую сторону баррикад, придется вплотную заниматься вопросами интеллектуальной собственности.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяНаташа Краснова решила взбодрить общество новым треком «ДА ПОШЛО ОНО ВСЁ НА»
Следующая статьяВ Республике Татарстан открылась инклюзивная выставка «Искусство быть: запредельно близко»