Tempora mutantur или почему живопись концептуального символизма актуальна сегодня

0
388

Определение изобразительного искусства как визуального изложения опосредованного восприятия достаточно полно характеризует весь процесс. Оно раскрывает как само явление, происходящее вне сознания художника, роль художника в передаче этого явления, а также используемые художником приемы, типа цвета и линии. Но вот что удивительно в этой связи. Практически не отрицая логичности определения, выводы из него встречаются, что называется, «в штыки».



Евгений Гегузин. Убить Билла 2. Kill Bill 2. 2005. Acrylics & Foam on canvas. 100×100 cm

Идея Платона, что весь окружающий нас мир достаточно иллюзорен, поскольку доступен нам лишь через органы чувств, через ощущения – не является откровением. В то же время, интерпретация этих ощущений зависит от уровня организации индивидуума, и что-то позитивное для одного может оказаться негативным, либо несущественным для другого. Не следует забывать и о том, что художник, помимо природного дара творчества, также может отражать в своих работах господствующие в обществе, продуктом которого он является, представления об окружающем мире, актуальные на данный период.

Евгений Гегузин. Капо главный. Capo di tutti Capi. 2014. Acrylics on canvas. 100×100 cm

Пикассо сказал, что он рисует не то, что видит, но то что думает, подразумевая тем самым право художника на индивидуальное восприятие действительности. Именно поэтому, столь разнятся арт-объекты, созданные художниками разных эпох: меняется не только образ мира, но и его восприятие. Важно при этом понимать, что сам мир, при этом, остается постоянным, и новое восприятие является столь же иллюзорным, сколь и старое.

Евгений Гегузин. Рыба Пи. Fish P. 2016. Acrylics on canvas. 100×100 cm

Образы Боттичелли и Модильяни равноценны в этом смысле – и одинаково далеки от гипотетической реальности. Правда, последнего посадили бы на цепь (в лучшем случае) во времена Джотто Ди Бондоне за его художества, настолько они казались бы оскорбительными и не профессиональными, а работы первого уже скоро будут представлять лишь коллекционный интерес с точки зрения раритета. Все новое – это забытое старое, говорит древняя латинская поговорка, и, применительно к современности, многие, если не все, подходы и практики искусств уже описаны в истории.

Евгений Гегузин. Ван дер Бильд. Wonder Bild. 2018. Acrylics on canvas. 100×100 cm

Человеческое сознание охранительно консервативно – и именно этим объясняются многочисленные картины бесчисленных художников современности, вне зависимости от стиля и формата, построенных на сегодняшнем, достаточно парадоксальном, представлении о действительности. Одним из парадоксов современного мышления является противоречие между видимыми повсеместно круговыми формами (по М. В. Алпатову) и попытками втиснуть их в прокрустово ложе прямоугольных арт-объектов. Но достаточно изменить представление об окружающем мире – и художественная картина его также изменится, а предыдущие работы будут выглядеть, в лучшем случае, коллекционным анахронизмом.

Евгений Гегузин. Старина. Иерусалим. Old Line. Jerusalem. 2019. Installation. 205×205 cm

Живопись в эпоху квантовых компьютеров, есть метод познания, которому сложно оставаться в искусстве на позициях Ренессанса или Эллинизма, и, хотя динамика изменений сознания достаточно медленная, она неотвратима, пусть даже первенство в бегстве от формы в мир теней и красок принадлежит не французским импрессионистам, а древним египтянам. Можно смело сказать, что все искусство концептуально, понимая под этим, что в основе любого творчества лежит та или иная идея, тот или иной концепт, и любое художественное произведение несет на себе его отпечаток.

Евгений Гегузин. Мозаики Иерусалима. Jerusalem Mosaics. 2019. Art-collage. 140×140 cm

Cол ЛеВитт утверждал, что именно идея становится механизмом, создающим искусство, – и концептуальный символизм в искусстве является тому подтверждением. Именно концептуальный символизм в изобразительном искусстве предоставляет нам сегодня наиболее современные практики: использование символа, как наиболее ёмкого образа, кругового движения, как наиболее полного способа передачи гармонии и пространства, а также рельефного моделирования. Tempora mutantur et nos mutantur in illis – времена меняются и мы меняемся вместе с ними.

Евгений Гегузин. Маска. The Mask. 2020. Acrylics on canvas. 100×100 cm

Дополнительная информация представлена на www.newlineart.com .

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяВ Доме-музее Скрябина пройдет благотворительный концерт проекта Sound Out «Франция в четыре руки»
Следующая статьяМузей по-новому расскажет о «Сплетении судеб»

ПУБЛИКУЕМ КОММЕНТАРИИ ПОЗИТИВНО НАСТРОЕННЫХ ЛЮДЕЙ:

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя