В РАХ открывается выставка работ Карины Назаровой «Пространство духа и время тату»

160

10 мар­та 2021 года Рос­сий­ская ака­де­мия худо­жеств пред­став­ля­ет выстав­ку про­из­ве­де­ний мос­ков­ско­го живо­пис­ца, чле­на-кор­ре­спон­ден­та РАХ Кари­ны Наза­ро­вой «Про­стран­ство духа и вре­мя тату». В экс­по­зи­цию вошло око­ло 30 про­из­ве­де­ний, создан­ных за несколь­ко послед­них лет. Рабо­ты на биб­лей­ские сюже­ты, полот­на из автор­ской «шекс­пи­ри­а­ны», живо­пис­ные обра­зы сего­дняш­ней эпо­хи, натюр­мор­ты, порт­ре­ты пред­став­ля­ют основ­ные линии твор­че­ства масте­ра. Объ­еди­нен­ные задан­ной темой, они одно­вре­мен­но и про­дол­же­ние, и еще один аспект диа­ло­га худож­ни­ка со зрителем. 

Имя Кари­ны Наза­ро­вой хоро­шо извест­но совре­мен­но­му зри­те­лю и про­фес­си­о­на­лам. Пер­со­наль­ные выстав­ки худож­ни­ка, про­хо­див­шие на про­тя­же­нии ряда лет, откры­ли глу­бо­ко интел­лек­ту­аль­но­го, мыс­ля­ще­го, мно­го­гран­но­го масте­ра, обла­да­ю­ще­го высо­кой живо­пис­ной куль­ту­рой, обострен­ным чув­ством вре­ме­ни. К. Наза­ро­ва роди­лась в 1949 году в Баку. В 1973‑м окон­чи­ла Мос­ков­ский поли­гра­фи­че­ский инсти­тут. С 1977 года – член живо­пис­ной сек­ции МОСХ. Рабо­ты масте­ра нахо­дят­ся в собра­ни­ях музеев Рос­сии, Укра­и­ны, Гру­зии, в част­ных кол­лек­ци­ях Вели­ко­бри­та­нии, США, Ирлан­дии и Поль­ши. За годы твор­че­ства сфор­ми­ро­вал­ся ее живо­пис­ный стиль, выра­зи­тель­ный и узна­ва­е­мый, соче­та­ю­щий харак­тер­ные лако­низм и экс­прес­сию ком­по­зи­ции, свое­об­раз­ную дина­ми­ку и рит­ми­ку линий, ост­рый пла­сти­че­ский контраст. 

Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что обра­ще­ние К.Назаровой к биб­лей­ским обра­зам и тра­ги­че­ским геро­ям Шекс­пи­ра, к круп­ным твор­че­ским лич­но­стям былых вре­мён и оби­та­те­лям совре­мен­но­го горо­да — глу­бо­ко осо­знан­ный и, одно­вре­мен­но, инту­и­тив­ный выбор худож­ни­ка меж­ду зача­стую без­ли­кой и при­ми­тив­ной сре­дой нынеш­них клер­ков и носи­те­ля­ми боль­ших стра­стей, ост­рых мораль­ных кол­ли­зий, муже­ствен­ных боре­ний с соб­ствен­ной судьбой. 

За послед­ние годы ею создан ряд зна­чи­тель­ных работ на еван­гель­ские сюже­ты — ком­по­зи­ции «Бла­го­ве­ще­нье», «Лик», «Пье­та», «Апо­стол Пётр», «Поце­луй Иуды», «Иосиф и его бра­тья», «Хри­стос и Пилат», «Встре­ча Марии и Ели­за­ве­ты» и созвуч­ная ей вели­ко­леп­ная серия «анге­лов». Обра­ще­ние к этой теме для худож­ни­ка — утвер­жде­ние высо­ко­го и веч­но­го, незыб­ле­мых духов­ных кон­стант: подвиж­ни­че­ства, люб­ви, добра, бес­ко­рыст­но­го слу­же­ния, все­об­ще­го спа­се­ния, поис­ков боже­ствен­но­го в чело­ве­ке. Это рож­да­ет и осо­бый худо­же­ствен­ный язык, выра­зи­тель­ные сред­ства, пла­сти­ку фигур, про­стран­ства, цве­та и све­та, как бы замед­лен­ный ритм кар­ти­ны, мону­мен­таль­ную фрес­ко­вость обра­за. Про­из­ве­де­ния это­го цик­ла доми­ни­ру­ют в экс­по­зи­ции, ста­но­вясь ее эмо­ци­о­наль­ным и содер­жа­тель­ным камертоном.

«Шекс­пи­ри­а­на» Кари­ны Наза­ро­вой – так­же замет­ный и важ­ный тема­ти­че­ский пласт в её твор­че­стве. Из пер­со­на­жей вели­ко­го авто­ра худож­ник выби­ра­ет, в основ­ном, могу­чие фигу­ры, архе­ти­пи­че­ские лич­но­сти. Как и в биб­лей­ском цик­ле, в рабо­тах часто воз­ни­ка­ют сюжет­ные дуэ­ты насы­щен­ные тра­ги­че­ски­ми эмо­ци­я­ми. Авто­ру хоро­шо уда­ют­ся мно­го­фи­гур­ные сце­ны, как в одном из вари­ан­тов «Коро­ля Лира», рабо­те «Ричард Тре­тий». В этом цик­ле уси­ле­на линия теат­раль­но­сти, откро­вен­ная иллю­зия сце­ни­че­ско­го дей­ствия. Не слу­чай­но и ком­по­зи­ци­он­но эти полот­на созда­ны по зако­нам сце­но­гра­фии, фоно­вые эле­мен­ты пей­за­жа со сред­не­ве­ко­вы­ми зам­ка­ми пред­став­ля­ют собой сце­ни­че­ские зад­ни­ки, свое­об­раз­ную коло­рит­ную декорацию. 

Кари­на Наза­ро­ва уме­ет хоро­шо видеть и точ­но чув­ство­вать реа­лии совре­мен­но­сти. Это под­твер­жда­ют её новые полот­на на темы «Брейк-данс», вари­а­ции сюже­та «Вре­мя тату». Здесь совсем иная типаж­ность – рас­че­ло­ве­чен­ная, «уни­форм­ная», уди­ви­тель­но без­ли­кая, стёр­тая и при этом пара­док­саль­но живая, устой­чи­вая, напо­ри­стая. В этих рабо­тах дру­гая мор­фо­ло­гия сим­во­лов, жестов, тело­дви­же­ний, физи­че­ских характеристик.

Сре­ди люби­мых жан­ров К. Наза­ро­вой – ком­по­зи­ци­он­ные порт­ре­ты Ван Гога, Эль Гре­ко, Джот­то, Эго­на Шиле, обра­зы кото­рых в ее худо­же­ствен­ной интер­пре­та­ции ста­но­вят­ся свое­об­раз­ным живо­пис­ным иссле­до­ва­ни­ем твор­че­ской судь­бы, исто­ри­че­ско­го вре­ме­ни. Глу­бо­кая содер­жа­тель­ность харак­тер­на и для автор­ских натюр­мор­тов, в кото­рых мир вещей ста­но­вит­ся отра­же­ни­ем и сим­во­лом лич­ност­ных иска­ний, жиз­нен­ных при­о­ри­те­тов. Ей дано «слы­шать» вре­мя, лич­ность и най­ти созвуч­ные сво­им ощу­ще­ни­ям сред­ства выразительности. 

Экс­по­зи­ция, постро­ен­ная на вза­и­мо­дей­ствии несколь­ких тема­ти­че­ских линий, поз­во­ля­ет не толь­ко осмыс­лить про­бле­ма­ти­ку твор­че­ства авто­ра, но и про­чув­ство­вать ее как «пуль­са­цию» живо­пис­но-пла­сти­че­ских реше­ний. Про­из­ве­де­ния К.Назаровой с их мощ­ной энер­ге­ти­кой, ост­рым, дра­ма­ти­че­ским виде­ни­ем мира сра­зу при­тя­ги­ва­ют к себе взгляд, застав­ля­ют думать и сопе­ре­жи­вать. Погру­жая зри­те­ля в живо­пис­ный мир авто­ра, ведя сквозь эпо­хи, сти­хии чело­ве­че­ских стра­стей они убеж­да­ют в непре­хо­дя­щем зна­че­нии под­лин­ных чело­ве­че­ских цен­но­стей, утвер­ждая гла­вен­ство гар­мо­нии и любви.

Выстав­ка откры­та до 21 марта.

Мате­ри­ал под­го­тов­лен на осно­ве ста­тьи искус­ство­ве­да Ники­ты ИВАНОВА

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.