Выставка работ Дмитрия Плавинского «Двойные отражения» открывается в Галерее «Веллум»

0
458

Галерея «Веллум» открывает для широкой публики проект «Двойные отражения», посвященный 85-летию со дня рождения Дмитрия Плавинского (1937 – 2012). Выставка пройдет с 26 мая по 15 июля 2022г. и включит живописные работы и рисунки, а также офорты, как знаковую часть наследия одного из лидеров движения нонконформистов в России. Проект охватывает более полстолетия творческой биографии художника, в него включены как ранние работы, начиная с «Черепахи» (1958) из коллекции Любови Агафоновой, так и самая последняя работа Плавинского «Путь в бесконечность» (2012) из собрания семьи художника.

Дмитрий Плавинский. Руины. 1981. Бумага, акварель, тушь, перо, кисть

Дмитрий Плавинский. Большой торец. 1978. Офорт

За годы творчества менялись темы и техники, но сам Дмитрий Плавинский оставался художником современного искусства. Он всегда использовал самые нетривиальные технологии: если в 1958 году фактуру картин приходилось делать песком или крупой, то в Нью-Йорке, где он жил с 1991 года, в его распоряжении оказывались новейшие объемные акриловые пасты, ксероксы и компьютерные схемы.

Плавинский создал собственный изобразительный язык, свою символическую философию и метод, который он называл «структурным символизмом». Он использовал и космогонические темы, и разные мифологии – от языческой и древнеславянской, до восточных мифов. Много говорил о египетских представлениях о смерти и воскрешении. Большая часть его творчества связана с православием – причем, не как с проявлением церковного обряда, а, скорее, как с культурологическим элементом русского средневековья. Получался необычный даже для «шестидесятников» сплав православно-церковных мотивов с мистическим реализмом.

Искусствовед, основатель галереи «Веллум» Любовь Агафонова пишет в статье к выставке: «Здесь и античный миф, и космогония, и обращение к математической формуле. Он жонглирует ими как шарами. Казалось бы, несопоставимые коды разных народов и разных религий присутствуют в его произведениях очень гармонично. Возможно, к этому не стоит относиться столь серьезно, как это делают многие современные искусствоведы. Мне кажется, что художник как бы немного подтрунивает над зрителем, вводя его в литературно-живописный диалог. В этом его гениальность».

Агафонова, упоминая постоянное обращение художника к литературе и к мифу, говорит и об использовании в картинах художника собственных наблюдений за удивительными и странными природными процессами. Он был визионером. Об этом пишет и вдова художника Мария Плавинская, вспоминая случай, как Дмитрий Петрович однажды спросил ее, видит ли она Женщину в Белых Одеждах. «Вон Она стоит молча рядом с окном и смотрит. Потом исчезла». Вскоре он пишет «Видение Пресвятой Богородицы Дмитрию Плавинскому в Пскове в 1961 году».

Любимый персонаж его картин – черепаха. Этот символ сопровождал Плавинского до самого конца жизни. Самая ранняя из знаменитых «черепах» была написана после путешествия в Среднюю Азию, оказавшимся чрезвычайно важным. Эта работа стала одной из любимейших в коллекции Любови Агафоновой. Она рассказывает, почему из всего наследия художника выбрала именно ее: «Черепаха — одна из форм обращения Плавинского к древним мифологиям, к временам, когда человек поклонялся и дереву, и реке, и животному. Плавинский — визионер, он думал о вечности больше, чем человеку положено. Для него это временами была игра, временами поза и стеб, но всегда — его философская религиозная позиция. Он использует символы и христианские, и иудейские, и ведические, взятые из дохристианских верований. Был он в Азии, и тут же в его творчестве появлялись джины пустыни. Поехал он в Ферапонтово, поехал в Архангельскую губернию, тут же возникали свитки и открытые книги требника, — или же он начинал говорить о лунных девах, что купаются в ночь на Ивана Купала».

Рассказ Марии Плавинской приоткрывает детали и смыслы картины «Нью-Йорк в зеркале телескопа Хаббл», написанной в 2002 году: «Из истории искусств мы знаем, что художники в исторических и религиозных сюжетах изображали современников. Скрытые портреты людей и автопортреты художников — важный временной аспект в произведениях искусства. Рассмотрим подробнее: что же тут происходит. Нью-Йорк через мощнейшую оптику выведенного тогда на орбиту телескопа Хаббл. Космос с галактиками, туманностями, созвездиями и звездами. Извечно пугавшая людей хвостатая комета Галлея. И сам телескоп. Со скоростью света льются на нас стоп-кадры, фиксирующие бег времени: жизнь в городе, его структуру, напоминающую гигантский кристалл, людей с их жизнедеятельностью и пристрастиями. С танцами, полицейскими ограждениями, объявлениями, предупреждениями, надписями-граффити. Тут и дочь Лиза с котом Улиссом, и я, играющая с внучкой Варей… Сам автор на фоне дома 370 по Форт Вашингтон, где жил многие годы… Фантасмагория жизни с ее отсветами и отблесками, с ее деформациями и аберрациями в памяти, во времени и пространстве с высоты полета космического телескопа Хаббл».

На выставке также будут показаны фотоколлажи нью-йоркского периода на основе фотографий, сделанных самим художником; произведения на античную тему и карандашные работы из путешествия по Греции. Коллекцию работ Плавинского дополнят инсталляции вдовы художника, Марии — «Стоунхэндж» и «Древо».

В экспозиции представлены работы из собрания Любови Агафоновой (галерея «Веллум»), семьи художника и частных коллекций.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статья«Театр нашего времени»: городской фестиваль негосударственных профессиональных театров
Следующая статьяВыставка «Искусство Марки» открывается в Москве