Выставка «Владимир Мигачев. Холодный фронт» открывается в галерее ARTSTORY

0
1428

Выставочный проект «Владимир Мигачев. Холодный фронт» пройдет в галерее ARTSTORY с 27 января по 27 марта 2022. В экспозиции будут представлены новые работы, созданные в 2021 году специально к этой выставке, а также ряд более ранних произведений. Все работы – части единой серии «Холодный фронт». Особое мировосприятие, тревожное и, очевидно, пророческое мироощущение художника находят воплощение в масштабных холстах, несущих невероятную энергию цвета.

Владимир Мигачев. Берег

Владимир Мигачев. Низкое солнце

Владимир Мигачев. Триптих

Владимир Мигачев. Аниматор

Владимир Мигачев. Лестница

Стоит оговориться, что «холодный фронт» – это не абстрактное словосочетание, но действительное климатическое явление. Процесс, при котором холодный воздух в регионе вытесняет теплый; предвестник значительного снижения температуры. Подобное концептуальное обобщение работ художника не только видится очень точным, но согласуется с идеями просвещенного катастрофизма. Последнее особенно важно, учитывая, что эссе «Малая метафизика цунами», написанное основоположником этого философского направления Жаном-Пьером Дюпюи, оказало значительное влияние на Владимира Мигачева. Суть просвещенного катастрофизма можно свести к тезису самого Дюпюи: «Апокалипсис, как судьба, начертан в нашем будущем, и лучшее, что мы можем сделать, – это отдалить его на неопределенное время». Об этом в своих работах говорит и Владимир Мигачев.

Фотография Владимира Мигачева

«Я помню время, когда у природы не было плохой погоды. Сейчас почти каждый прогноз погоды это желтый, оранжевый, красный уровень опасности, холодный фронт. Время катастроф, спасателей, изменения климата, пандемии, политической напряженности… Когда начал этот проект, я буквально иллюстрировал погодные явления. А потом прочитал книгу Жана-Пьера Дюпюи…», – вспоминает художник и подчеркивает: «Зло не вовне, оно внутри самой цивилизации. Холодный фронт – это не только явление природы, он – в голове человека».

Создается впечатление, что пейзажи Владимира Мигачева изначально монохромны. Художник очень точно улавливает основные особенности русского реалистического пейзажа 21 века, его безграничность и мрачность. В этом проекте, однако, автор будто добавляет в них контрастное вещество, которое ярко выделяется на фоне основного изображения, не давая зрителю шанса абстрагироваться от него. Это вещество вызывает стойкое ощущение узнавания – колористически оно напоминает зарево с его тревожным очарованием, пугает неизвестностью, но дарит надежду на то, что вскоре оно сменится привычным и мягким светом солнца.

Владимир Мигачев создает сложные картины, в которых, несомненно, есть много от символистского пейзажа. Художник обращается к пространству не как к декорациям, на фоне которых разворачивается действо, но как к полноправному герою картины. К герою, который зачастую вытесняет одушевленных персонажей, является одной из сторон конфликта, транслирует гораздо больше переживаний, чем от него ожидают. В древнегреческом языке есть термин, который применим к пейзажу Мигачева – плерома. В буквальном переводе он обозначает «наполнение, полноту, множество» и лучше, чем многие современные термины описывает сакральность и неоднозначность абсолютно одухотворенного пространства в работах автора.

Именно это позволяет рассуждать о предчувствии катастроф, обращаясь к разным временным точкам: не только настоящее отражено в картинах Владимира Мигачева, но также будущее и прошлое. Последнее будет представлено, помимо прочего, в неочевидном ключе. Две работы из серии «Весна 20/20», на которых изображены цветущие деревья в контражуре, не только являются гимном начала новой жизни и надежды, но несут в себе символическое отражение тревожных событий того времени. Начало пандемии, всеобщая изоляция и шаг в неизвестность – всем этим буквально пропитаны картины.

Более понятным и читаемым выражением взгляда в прошлое становятся работы «Особняк 1, 2 и 3». Каждая из этих трех картин представляет собой изображение темного, мрачного условно решенного пейзажа, в центральной части которого изображен дом. Рядом с ним (сзади или спереди) автор пишет черепа, которые воспринимаются зрителем как призраки прошлого, сосуществующие с современной действительностью. Так автор обращается к теме памяти – важной и значимой части культуры настоящего. Памяти отдельного человека и общей, феномену «забывания» и важности сохранения истории. Ведь, как писал Уильям Фолкнер, человек – это сумма своего прошлого.

Вслед за Дюпюи, который рассматривает глобальные катастрофы как определяющий фактор современного состояния социума, Мигачев задается вопросами: всегда ли человек ответственен за зло, и случайно ли оно в природе? Возможно ли противостоять катастрофам в будущем? Выставочный проект «Холодный фронт» станет для зрителя поводом задуматься над ответами на эти вопросы.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяСериал «Забезу. Уши с хвостиком» вошел в программу 38 KidFilm Family Festival в Далласе
Следующая статьяПраздник в Доме русского зарубежья возродит традиции московского Рождества