«Литфонд» выставил на торги первую книгу Пушкина

0
780

Конволют из трех прижизненных изданий поэта (Руслан и Людмила», «Кавказский пленник» и «Полтава» ) выставлен на торги по стартовой цене 6 млн рублей. Также участники аукциона имеют возможность побороться за право получить в коллекцию первое отдельное издание «12 стульев» Ильфа и Петрова, шансы встретить которое на антикварном рынке практически сведены к нулю. Торги пройдут 21 апреля, всего в каталоге представлено 350 редких книг, рукописей, автографов, фотографий, открыток и исторических документов.

Первая книга Солнца русской поэзии

Главным лотом предстоящих торгов можно считать конволют Александра Сергеевича Пушкина из трех (!) прижизненных изданий: «Руслан и Людмила», «Кавказский пленник» и «Полтава» (1820 г., 1822 г., 1829 г.).

В частности, поэма в шести песнях «Руслан и Людмила» изложена на 142 страницах, плюс имеет один рукописный лист «Эпилог» («Так, мира зритель равнодушный…»), который был написан Пушкиным во время ссылки на Кавказ. Издание 1820-го года выпуска считается крайне редким, как и повесть «Кавказский пленник» из 53 страниц 1822-го года издания, посвященная другу поэта Николаю Раевскому. Первое издание «Кавказского пленника» было раскуплено весьма быстро. На антикварном рынке книга в первом издании весьма редка.

«Полтава» – первое и единственное отдельное прижизненное издание поэмы, которую Пушкин называл «самой зрелой из всех моих стихотворных повестей». Также считается исключительной редкостью.

В «Полтаве» Пушкин впервые обращается к теме истории России и к образу Петра I. Она написана в 1828 году, вышла в свет только в конце марта 1829 года тиражом 1200 экземпляров.

Благодаря экслибрисам и надписям можно проследить «жизненный путь» книги почти за два столетия. Первым владельцем и составителем конволюта был, по всей видимости, представитель старейшего российского дворянского рода Ртищевых, помещик села Суханово Николай Васильевич Ртищев (ум. после 1845). В конце XIX — начале ХХ вв., во времена упадка усадебной культуры в Российской империи, книга перекочевала в обширную коллекцию московского коммерсанта и домовладельца Сергея Петровича Бородина, хозяина конторы красильно-химических материалов и скобяных товаров. В середине ХХ века данный конволют, вероятно, с антикварного рынка, оказался в библиотеке высокопоставленного партийного функционера Петра Елистратова, который в 1968 году подарил книгу главному пограничнику страны Павлу Зырянову. Эти государственные деятели были знакомы друг с другом с молодых лет — каждый из них свою карьеру начинал в середине 1930-х годов на Дальнем Востоке, о чем упоминается и в дарственной надписи.

Петр Матвеевич Елистратов (1917-1987) — советский партийный деятель; с 28 декабря 1961 года по 22 мая 1968 года — второй секретарь ЦК КП Азербайджана. В 1938 году был призван на военную службу на Тихоокеанский флот, где занимал должности секретаря бюро ВЛКСМ и редактора многотиражной газеты.

Павел Иванович Зырянов (1907-1992) — советский военачальник пограничных войск, генерал-полковник; с 1952 по 1972 возглавлял пограничные войска СССР. В 1937-1945 гг. руководил различными подразделениями Приморского (Дальневосточного) пограничного округа.

Стартовая цена за первую книгу Александра Пушкина назначена 6 млн рублей.

Библиофильская химера

Настоящий подарок для библиофилов – запрещенная книга Самуила Яковлевича Маршака «Сказки, песни, загадки» (рис. В. Лебедева. Л.: Academia, 1935 г.).

В «Бюллетени Главлита» говорилось: «Запрещена книга С. Маршака с иллюстрациями Лебедева. Издание разрешено в другом оформлении». Книга, выдержавшая затем свыше 30 изданий, подготовлена была по спецзаказу в 1935 году. Почти весь тираж уничтожен, исключением стали 50 экземпляров «для начальства».

К настоящему времени, по некоторым сведениям, сохранилось всего 4 экземпляра этой книги. В крупнейших библиотеках страны книга отсутствует. Издание «Сказки, песни, загадки» также фигурирует в «Списке книг спецфонда, подлежащих списанию» библиотеки Музея Ленина в Ленинграде (НИЦ «Мемориал»). Таким образом, уничтожению подвергся один из редчайших экземпляров.

Такая судьба книги напрямую связана с развернувшейся в 1936 году кампанией борьбы с «формализмом и натурализмом». Автор редакционной статьи, опубликованной в «Правде» 1 марта 36-го под названием «О художниках-пачкунах», возмущен «… мрачным разгулом уродливой фантазии Лебедева, который, если бы захотел, мог бы дать талантливые, понятные рисунки… Вот книга, которую перелистываешь с отвращением, как патологоанатомический атлас. Здесь собраны все виды детского уродства, какие только могут родиться в воображении компрачикоса. Словно прошел по всей книге мрачный, свирепый компрачикос и все испортил, изгадил, на всем оставил грязную печать. А сделав свое грязное дело, с удовольствием расписался: Рисунки художника В. Лебедева».

Из первого издания «Сказок…» 1935 года рисунки Лебедева почти больше нигде не иллюстрировались (не полностью они были воспроизведены лишь в издании 1971 года). «Лебедевская школа», «окопавшаяся» в маршаковском Детском секторе Ленгиза, подверглась разгрому.

Запрещенный экземпляр хранился у полиграфиста, издательского работника Аркадия Павловича Большеменникова (1892-1951), который с 24-го занимал руководящие должности в ведущих советских издательствах и скончавшийся на директорском посту Музгиза в 51-м году. Стартовая цена за маршаковскую химеру определена в 3 млн 500 тысяч рублей.

Другой уникальный и тоже подвергавшийся запрету труд – мистическое издание Ж.Ф Дютуа-Мамбрини (1815-1817 гг.). Произведение представляет собой христианскую философию в пяти частях, которая изложена «на неподвижном основании откровения, или Истинная религия, изъясненная и представленная в своей первоначальной чистоте, в беседах на разные тексты Священного писания, в коих ясно изображено догматическое и нравственное учение Евангелия, необходимо нужное каждому человеку, и служащее руководством христианину в путях внутренней жизни».

Книги оформлены в роскошные марокеновые переплеты эпохи с золотиснеными бордюрами по крышкам и тиснением по корешкам, имеют тройные золотые обрезы, золототисненые дублюры, ляссе.

Дю-Туа (Дютуа-Мамбрини, 1721–1793) — швейцарский пастор, популярный среди русских «мартинистов» и мистиков. За издание его книги «Божественная философия» на русский язык ходатайствовал переводчик Захарий Карнеев. В итоге книга была напечатана за счет Кабинета императора Александра I, но по настоянию архиепископа Фотия (Спасского) книга была запрещена и изъята из продажи.

«Христианская философия» представляет собой душеспасительные беседы на каждый день и значимые события в жизни христианина. Причина появления книги в том, что человек живет «в нечестивом и развратном сем веке, в коем не находится более здравого разума, а еще менее истинного христианства, в коем неверие изливает мрачные свои пары во все почти головы, а вольнодумство не стыдится выдавать свои правила и закон»- комментируют эксперты.

В полном комплекте такое издание — большая редкость. Поэтому стартовая и лидирующая ставки на момент релиза составляют 375 000 рублей

«Быт русского народа»

Так называется семитомник российского этнографа и археолога Александра Терещенко (СПб.: В Тип. Министерства Внутренних Дел, 1848 г.), выставленный на торги по стартовой цене 250 000 рублей.

Сборник состоит из семи томов: «Народность. Жилища. Домоводство. Наряд. Образ жизни. Музыка» (508 с.), «Свадьбы» (619 с.), «Времясчисление. Крещение. Похороны. Поминки. Дмитриевская суббота» (134 с.), «Забавы» (338 с.), «Простонародные обряды» (185 с.), «Обрядные праздники. Неделя Ваий. Пасха. Русальная неделя. Семик. Троицын день. Первое апреля. Первое мая» (226 с.) и «Святки. Масленица» (350 c.).

В полном комплекте произведения встречаются довольно редко, как писал один из владельцев: «Этот самый капитальный труд в области изучения быта русского народа давно сделался библиографической редкостью. Куплен мною экземпляр за 35 рублей».

На одном из аукционов «Литфонда» семитомник был выкуплен за 380 000 рублей.

Возможность заполучить автограф переводчика Анакреона оценят настоящие охотники за литературными реликвиями. На торги выставлено стихотворение Анакреона Тийского в трех книгах, переведенных Николаем Львовым (СПб.: Тип. Корпуса чужестранных единоверцов, 1794 г.).

Текст представлен на греческом и русском языках. Стихотворный перевод был выполнен Николаем Львовым при ближайшем участии архиепископа Евгения (Булгариса). На одной из страниц орешковыми чернилами поставлена подпись переводчика: «Николай Львов». Также от него содержится дарственная надпись, адресованная, вероятно, графу С.Р. Воронцову: «Его Сиятельству Милостивому Государю Графу Семену Романовичу почтеннейшему любителю отечественного слова и снисходительному ободрителю первых трудов переводчика».

Николай Александрович Львов (1753-1803) — один из самых ярких и разносторонних представителей Русского Просвещения: архитектор, график, историк, ботаник, геолог, поэт, драматург, переводчик и музыкант.

Предположительный адресат автографа, граф Семен Романович Воронцов (1744-1832) — русский дипломат, занимавший с 1784 по 1806 годы пост посла в Великобритании. Один из наиболее последовательных русских англоманов, на протяжении полувека живший в Лондоне. Автор обширной переписки с видными деятелями своего времени. Генерал от инфантерии.

Начальная цена за автограф 18 века — 180 000 рублей.

Сгинувшая реликвия

Захватывающая история кроется за альбомом видов Полоцкого Спасо-Ефросиньевского женского монастыря. Он был создан в память торжественного перенесения святых мощей Преподобной Ефросиньи Княжны Полоцкой, из Киево-Печерской Успенской
Лавры в Полоцкий Спасо-Ефросиньевский женский монастырь. В него вошли 28 фотографий, сделанных Николаем Мироновым в Полоцке и отпечатанных в издательстве Спасо-Ефросиньевского женского монастыря в начале 1910-х гг.

Альбом оформлен в цельнокожаный издательский переплет с тройным золотым обрезом. Кроме непосредственно видов монастыря и его внутреннего убранства, содержатся фотографии видов города Полоцка. Однако главный интерес вызывают кадры с изображением легендарного креста, изготовленного для церкви Святого Спаса в городе Полоцке по заказу Евфросинии полоцким мастером Лазарем Богшей в 1161 году.

Дело в том, что во время Великой Отечественной войны крест был утерян и до сих пор не найден. В 1997 году брестский ювелир-эмальер Николай Кузьмич изготовил полноразмерную копию креста.

История реликвии начинается еще до XIII века, крест хранился в Полоцке. Но после захвата города смоленским князем Мстиславом Давыдовичем 17 января 1222 года крест перевезли в Смоленск, где он и находился до начала XVI века. В 1514 году Василий III, захватив Смоленск, вывез крест в Москву. Как большая драгоценность и военный трофей реликвия попала не в митрополичью, а в царскую казну и использовалась в богослужениях редко, по самым большим праздникам.

Набожный Иван Грозный, веря в «крестную силу» полоцкого креста (как и многих других реликвий), взял его в поход на Полоцк в 1563 году, видимо, поклявшись, что вернет крест на прежнее место в случае победы. В 1579 году Полоцк был взят королем польским и великим князем литовским Стефаном Баторием. Опасаясь грабежей со стороны войск Батория, православные монахи спрятали реликвию. После находки крест был перенесен в Софийский собор, который после Брестской церковной унии передали униатам.

Во время русской кампании Наполеона 1812 года базилиане вмуровали крест в стену, чтобы сохранить его. В 1928 году из Полоцка крест был перевезен в Минск, а в 1929 году – в Могилев, где находился в качестве экспоната Могилевского исторического музея. По одним сведениям, он хранился в комнате-сейфе Могилевского обкома и горкома партии, а по другим — в комнате-сейфе самого музея. Крест был утерян во время Великой Отечественной войны и по сей день не найден.

Сакральное значение имеют также и мощи преподобной Евфросинии, который более семи столетий (с 723 года) почивали в Дальних пещерах Киево-Печерской Лавры, в нише храма Благовещения Пресвятой Богородицы. В царствование Государя Императора Николая I начинается история ходатайств о перенесении мощей преподобной в Полоцк. Вопрос решился спустя более чем полвека. Св. Синод составил подробный чин перенесения мощей, который был удостоен Высочайшего утверждения
29 января 1910 года. И уже 20 мая того года крестный ход с мощами святой прибыл в Полоцк, который «никогда не видел в стенах своих такого стечения народа, пришедшего не только из Витебской и соседних губерний, но и из Твери, с берегов Волги и других более отдаленных мест».

В тех Полоцких Торжествах принимали участие Великий Князь Константин Константинович Романов с сыновьями Олегом и Игорем, Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, королева Эллинов Ольга Константиновна, обер-прокурор Св. Синода С. М. Лукьянов и другие.

Во время Первой мировой войны, в 1915 году, в связи с приближением к Полоцку линии фронта последовало распоряжение Св. Синода эвакуировать мощи преподобной Евфросинии в Ростовский Богоявленский Авраамиев монастырь. Из архивных документов известно, что уже в 1916 году предполагалось возвратить мощи преподобной из Ростова в Полоцк. Однако осуществить это намерение не удалось по причине событий, связанных с революцией, Гражданской войной и последующими репрессиями.

Перевезти мощи в Полоцк удалось, предположительно, только в 1921 году. Вскоре, во время проведения советской властью кампании по изъятию церковных ценностей, из Полоцкой Спасо-Евфросиниевской обители была реквизирована драгоценная серебряная рака, изготовленная для святых мощей в 1910 году, а также Крест преподобной Евфросинии, множество святых икон, драгоценные ризы, оклады, евхаристические сосуды. В 1922 году мощи были перевезены в Витебский губернский историко-археологический музей, где находились до 1940 года.

Стартовая цена за уникальный альбом объявлена 95 000 рублей.

История России в картах и лицах

Неизменный интерес у участников аукционов вызывает Общая географическая карта Российской империи, составленная по новейшим астрономическим наблюдениям, согласно данным И. Трескотта и Я. Шмидта (Tabula Geographica Generalis Imperii Russici ad normam novissimarum observationum astronomicarum concinnata a Ioh. Trescotio et Iac. Schmidio. На латыни.]. Венеция: In Coleograph. Remondinian, 1782 г.).

Произведение представляет собой гравюру на меди размером 74×144 см. Это – венецианское переиздание русской карты, подготовленной картографами Географического департамента Петербургской Академии наук И. Трускоттом и Я. Шмидтом и впервые изданной в 1776 году в Петербурге. Ее появление связано с работами по совершенствованию «Атласа Российского» 1745 года и созданием более точной обзорной карты Российской империи.

В основу настоящей карты легли и материалы генерального межевания. Оригинальное, первое издание карты было приурочено к 50-летию Петербургской Академии наук и гравировкой занимались академические мастера. На картуше в правом нижнем углу аллегорически изображен процесс присоединения Крыма к России, не завершенный еще на момент первого издания.

Иван Фомич Трускотт (Трескотт) (J. Truscott, 1721-1786) — картограф, адъюнкт Географического департамента Петербургской Академии наук (с 1742 года), составитель множества карт, выпущенных Академией в 1740-1780-х гг.

Якоб Фридрих Шмидт (I.-F. Schmidt, ум. 1786) — картограф, адъюнкт Географического департамента Петербургской Академии наук (с 1757 года), затем академик; составитель множества карт, выпущенных Академией в 1740-1780-х гг. Вместе с Трускоттом преподавал картографическое дело в гимназии при Академии наук.

Карта представляет коллекционную ценность музейного уровня. На одном из прошлых российских аукционов она ушла с молотка за 670 000 рублей. Стартовая цена на предстоящих торгах составляет 60 000 рублей. На момент релиза лидирующая ставка за карту выросла до 80 000 рублей.

Еще один памятный экземпляр исторического значения в каталоге аукциона – книга об избрании на царство великого государя, царя и великого князя Михаила Федоровича, издана «Комиссиею печатания государственных грамот и договоров, состоящею при Московском главном архиве Министерства иностранных дел» (Москва, 1856 г.).

Экземпляр в полукожаном переплете эпохи содержит хромолитографированный портрет Михаила Федоровича в парадном облачении на фронтисписе. Текст оформлен в литографированных орнаментальных рамках.

Подготовка издания началась по воле императора Николая I, но затянулась. Книга вышла только после его смерти. Издатели приурочили ее к торжествам восшествия на престол Александра II.

В книге опубликован исторический документ «Описание избрания и венчания на царство Михаила Федоровича Романова», составленный в XVII в. по актовым материалам коронации. Автор текста был установлен на основе приказных документов и челобитных, им назван руководитель Посольского приказа знаменитый боярин Артамон Сергеевич Матвеев. Написал же оригинал документа подьячий Посольского приказа Иван Верещагин.

Роскошное издание, вышедшее ограниченным тиражом, заявлено на торги по стартовой цене 75 000 рублей, на момент релиза лидирующая ставка составляет 80 000 рублей.

Находки для книголюбов

Большой находкой для библиофилов также станет первое отдельное издание Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» 1928 года выпуска.

Книга представлена во владельческом составном переплете. Первое отдельное издание легендарного романа на антикварном рынке встречается крайне редко. Финальная ставка за экземпляр на одном из российских аукционов в прошлом составила
550 000 рублей. Лидирующая ставка на предстоящих торгах заявлена 46 000 рублей.

21 апреля коллекционеров ожидает много действительно оригинальных раритетов. Причем по самым разным ставкам. Например, трогательный лот с автографом от Агнии Барто, оставленным врачу Литфонда на книге «Твои стихи» (Москва, изд.:
Детская литература, 1965 г.) оценен в стартовые 3 000 рублей.

Книга из 544 страниц в издательском иллюстрированном переплете и в очень хорошем состоянии содержит на форзаце подпись: «Дорогой Анне Наумовне с любовью от Агнии Барто. (От верной больной, которую не удалось передать другому доктору!) Москва 1965». Адресат автографа Анна Наумовна Голодец — врач-терапевт поликлиники Литфонда СССР.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяМеждународный фестиваль современного театра «Наш кислород 7.0»
Следующая статьяМузей Востока открывает выставку произведений талантливого художника Евгения Лансере