Ольга ЛУКАС: «Книга – для любого современного человека, не только ребёнка – это тот собеседник, с которым можно побыть наедине»

0
895

Ольга Лукас — автор книг для детей и подростков, лауреат Литературной премии имени Салтыкова‑Щедрина и номинант Всероссийского конкурса «Книгуру», мама и увлеченная читательница. Ее называют современной сказочницей — и неслучайно: Ольга берет знакомых с детства героев, помещает их в современный мир и наблюдает, как они будут вести себя в незнакомых обстоятельствах.

– Когда Вы начали писать? Помните свое первое произведение?

– Года в 4 я начала сочинять стихи, за что получила дома прозвище «стихоплёт». Такие стихи, мне кажется, сочиняют почти все дети, по крайней мере, нынешние. Но в моей семье почему-то я оказалась первым «стихоплётом». Поэтому родители решили, что у меня, наверняка, есть литературный талант и не надо препятствовать его развитию. Я им поверила. И с тех пор постоянно что-то сочиняю и записываю.

– Сколько времени у Вас сейчас уходит на написание одной книги? Последовательно прорабатываете каждый сюжет или пишете 2-3 произведения параллельно?

– Времени уходит много, и его всегда могло бы быть ещё больше, а выкраивать его всё труднее. Прежде, чем начать записывать историю, её нужно увидеть, по крайней мере, в общих чертах. А работа над уже написанным текстом, включающая в себя полное переписывание некоторых частей, может занять несколько лет. Иногда истории надо «отлежаться», как было, например, с «Медвежонком Марфой». Я написала сначала половину этой истории и отложила на три года, а через три года дописала и отправила в издательство. Но сейчас совершенно не вспомню, до какого момента она была дописана: швов нет, это цельная сказка, которая читается на одном дыхании. Ещё сложнее с крупными текстами для подростков. Одну историю я собиралась записать почти десять лет, ещё три года она лежала в столе, и вот уже скоро я возьмусь за финальную доработку.

– Чем отличается процесс написания книг для взрослых от книг для детей? Для кого писать легче?

– Для меня нет никакой разницы. Появляется идея, потом мысли о том, как её воплотить, потом – форма. Всегда пишу, как для себя. 

– В одном из интервью Вы говорили, что лучше пишете в свободном полете, нежели под конкретный заказ. А как родились «Светофорные человечки» и «Медвежонок Марфа»? Это было вдохновение или тщательный прицел?

– Всё только по вдохновению. Мне не верят, иногда предлагают написать что-то на заказ – у тебя же такой опыт, ты справишься. Я пишу, стараюсь, думаю: ну на этот раз-то выйдет не хуже, чем по вдохновению. Но история ведёт тебя сама, у неё своя логика, и часто получается совсем не то, что хотел получить заказчик. 

– Почему Вы выбрали написать аллюзию именно на «Дюймовочку»?

– Мне кажется, в современном мире матери находятся под огромным гнётом ожиданий – от себя, от ребёнка. Им все вокруг твердят, что вот сейчас распустится волшебный цветок, из него выйдет прекрасное дитя, а ты знай только умиляйся и выкладывай фотографии в инстаграм. Ну хорошо, не так всё прямолинейно, и не у всех, но ожидания часто не совпадают с реальностью. Даже если ты готова к тому, что материнство – это в первую очередь труд, тебе не осознать, пока не попробуешь, что это будет труд без выходных, двадцать четыре часа в сутки. И постоянная ответственность за все принятые решения. Даже если рядом есть помогающие близкие. 

В «Медвежонке Марфе» реальность сказочная, хоть и современная, поэтому мама Аня читает не инстаграмы, а сказку про «Дюймовочку». И решает, что ей тоже нужно завести такой волшебный цветок, из которого выйдет прекрасная маленькая девочка, практически куколка.
Если вы помните, она и одежду для неё покупает почти игрушечную. Но из цветка «вылупляется» медвежонок. Плюшевый мишка – это ведь тоже любимая игрушка, но совсем не такая, как куколка Барби. И героиня сразу отбрасывает все свои нереалистичные ожидания и понимает, что вот этот неидеальный медвежонок – и есть то прекрасное дитя, которое она будет воспитывать.

«Самый прекрасный медвежонок из всех самых прекрасных медвежат».

Эта фраза в книге часто повторяется. Поэтому Марфа, совсем не похожая на других детей или милых зайчат, всегда уверена в себе. Как важно, чтобы родители были на стороне своего ребёнка, и он постоянно слышал, что для них он самый прекрасный – сынок, дочка, медвежонок, котёнок, зайчонок! Даже если окружающие твердят, что он неуклюжий медведь.

– Вы как-то сказали, что метод наблюдения – Ваш самый любимый при проработке материала к книгам. В «Медвежонке Марфе» это особенно заметно – там мощная социальная составляющая. Что еще помогало вам при создании этой истории?

– Да, было очень много наблюдений, в том числе и за собой. О том, как люди реагируют, если чужой ребёнок не соответствует их ожиданиям. А дети обычно не соответствуют, они живые, подвижные, искренние. «Что ты лезешь, как медведь?» — часто слышат они от сердитых взрослых. А в истории про Марфу ребёнок и есть медвежонок.
 
– Что Вам больше всего нравится в Вашей «Марфе»?

– Мне нравится, что когда она прославилась, и её все полюбили, она ничуть не изменилась и осталась той же Марфой, какой вышла из цветка. Непосредственной, доброй, любящей свою маму. 
 
– Кто из персонажей в «Светофорных человечках» Вам ближе по характеру?

– Временами я похожа на каждого, включая бабку с тележкой.
 
– Ваши истории всегда про жизнь, про ценность обычных вещей. Например, «Светофорные человечки» ярко демонстрируют, что даже самая скромная и незаметная, на первый взгляд, работа невероятно важна для всеобщего блага. Скажите, Вы намеренно выбираете такие сюжеты? Чем они привлекают Вас?
 
– Если честно, сказку про светофорных человечков я сочинила для дочки. Мы шли ко мне на работу, стояли на перекрёстке и ждали, когда же загорится зелёный сигнал. А на этом перекрёстке очень долго не меняются сигналы светофора. Мы опаздывали, дочка спросила, почему так долго, и я начала рассказывать про человечков, которые живут в светофоре. Пока красный работает, зелёный пьёт чай. Вот сейчас он допьёт чай и вернётся на своё место. Потом, проходя мимо этого светофора, я стала думать о том, как же человечки живут там, внутри, каковы их взаимоотношения? Что думает зелёный, который вечно в движении, о красном, который стоит, руки по швам? Как устроен этот их домик внутри светофора, какие у них взаимоотношения с человечками с дорожных знаков? И получилась история о том, что каждый нужен на своём месте. А ещё о том, что дорогу надо переходить только на зелёный свет. А если сомневаешься – подожди.
 
– Что Вы считаете главным в детских книгах? Без чего история не состоится?

– В детских книгах история не состоится без сюжета и хотя бы одного симпатичного героя, которому ребёнок будет сочувствовать. И, конечно, без иллюстраций. В «Медвежонке Марфе» и «Светофорных человечках» они просто замечательные: непосредственные, живые, очень детские. А ещё в «Светофорных человечках» художница нарисовала много забавных дорожных сценок и персонажей, которых будет интересно разглядывать.
 
– А о чем сами любите читать?
 
– Я люблю читать современную подростковую литературу, потому что когда я ходила в школу, таких книг ещё не выпускали. Детские книги я тоже люблю. А иногда и взрослые читаю.
 
– Чего, по-Вашему, не хватает сегодняшним детям? Может ли книга восполнить этот пробел?
 
– Об этом лучше спрашивать каждого ребёнка, ведь все они – разные, не похожие на других, уникальные человеческие существа. Но книга – для любого современного человека, не только ребёнка – это тот собеседник, с которым можно побыть наедине и в тишине, со своими мыслями.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статья«Возвращение легенды» — смотрите телеверсию грандиозного юбилейного мегашоу группы «Земляне»!
Следующая статьяМеждународный фестиваль науки и технологий Geek Picnic впервые представит детскую программу