«Синяя птица». Святая Дева из лампы

0
823

Рубеж ХIХ – ХХ веков – эпоха открытий в мире невидимого и широкого проникновения в быт всевозможных изобретений: рентгена и электрической лампы, радио, синематографа, предтечи видеоарта — хромотропа. Расцвет «прикладной энергетики» и бутафории сопровождается столь же повальным увлечением спиритизмом и оккультизмом, антропософией и психоанализом. Да и простые стихии получают внимания изрядно, в том числе – стихия огня.

Вдохновляет на все это это наследие английских художников-прерафаэлитов с их культом визуализации вечного идеала, тайны неземной красоты, восходящей к Боттичелли, Данте, Платону. Под влиянием живописи Д. Россетти, Д. Милле, У. Ханта, Э. Берн-Джонса и других формируется поэзия Александра Блока, Валерия Брюсова, Вячеслава Иванова. Помогает и обращение к немецкому романтизму, начала XIX века, поклонником которого выступает сам автор «Синей птицы» Морис Метерлинк.



Уильям Хоман Хант. Светоч мира. 1853-54

Эдвард Бен Джонс. Рассказы настоятельницы Дам. 1835-41

Душа извлекается из всего и вся, в «Синей птице» – из предметов быта, одевается в одежки из мифов и сказок и приобретает сложный, порой забавный социальный психотип, равно адресованный и взрослым, и детям. Пожалуй, единственным персонажем, которого не касается юмор Метерлинка — это Душа Света. Она появляется последней, завершая цикл превращений, и играет роль учителя, проводника и помощника в поисках волшебной птицы. Душа Света организует, подбадривает, по матерински опекает детей во время путешествия.

А с чего начинаются чудеса? – С волшебного мерцания лампы, которую, как думают дети, забыла погасить Мама. Лампа вдруг повисает в воздухе и начинает приплясывать, излучая мягкий, магический свет.

Вот она – эта лампа, настоящая реликвия МХАТ! Ходят слухи, что старушка видела Станиславского. Как бы то ни было, ее берегут нежно – пришитый нитками к каркасу абажур на толстой ножке из папье-маше с крюком на макушке для полетов и специальными ручками для подхватывания в темноте «черными людьми». Меняется лишь начинка – лампочка и длинный, обернутый черным бархатом, шнур.

Лампа в Доме Дровосека. Предположительно 1923 г. Работающий мемориальный реквизит «Синей птицы». МХАТ им. М. Горького

Какая же она – Душа Света или просто Свет? Дети всплескивают руками, гадая – Королева перед ними или Святая Дева. И хотя в советское время «Святую деву» из режиссерской версии попросили, а костюм Света все больше стал напоминать костюм Снегурочки, сама роль выдавала сакральное зерно. А если посмотреть на эскиз художника Владимира Егорова и фотооткрытку знаменитой коллекции Карла Фишера с премьеры спектакля в 1908 году, станет ясно: Свет в переливающемся, почти зеркальном одеянии – образ Святой Девы, как ее представляли прерафаэлитские художники – вечная Женственность, царственная Мадонна, светоносная стихия, что мы видели и на картинах Эдварда Бёрн-Джонса или в стихах Александра Блока. Не она ли, кстати, и София-Премудрость Владимира Соловьева, католика и переводчика «Хвалы и молений Святой Деве» Франческо Петрарки? Чистота и наивность детской фантазии избавляла «Синюю птицу» от обвинений в сектантстве и ереси, и дети получали Свет, как целебный витамин.

В. Егоров. Эскиз к спектаклю «Синяя птица». Костюмы Тильтиля, Митиль, Света. Альбом репродукций эскизов Егорова, издательства «Искусство и жизнь» И.И. Корнилова и Кº, после 1908

Реконструкция 2019 года максимально приблизила костюм Света к первоначальному облику, запечатленному в эскизах и фотографиях. Нашелся и был реабилитирован в правах и главный аксессуар — венец-нимб. Он украшал голову Света еще в 1970-х годах, потом осел в реквизиторских сундуках театра, и вот – воскрес!

В 1977 году, когда «Синюю птицу» решено было перенести на сцену в новом здании на Тверском бульваре, спектакль претерпел свою последнюю трансформацию. Количество антрактов сократилось до одного, а паузы для перемены декораций были заняты действом, набранным из тех сцен, что давным-давно покинули спектакль или участвовали лишь в парижской постановке в 1911 году. Эту «кружевную», как сказал бы Станиславский, работу по реконструкции Метерлинка Метерлинком выполнил режиссер восстановления – Сергей Глебович Десницкий. Душе Света достались реплики духа Материнской любви из парижских «Садов блаженств»:

ТИЛЬТИЛЬ: А как светится твоя рука…. Ты так похожа на маму, только красивее

СВЕТ: Двух матерей ни у кого не бывает, и у тебя только одна мама. У каждого ребенка одна, единственная мать, прекрасней которой ни у кого нет. Надо только хорошо знать ее и уметь на нее смотреть…

ТИЛЬТИЛЬ: Ну почему твои глаза полны звезд?

СВЕТ: Мне грустно, дитя мое. Но стоило мне поцеловать тебя, как все слезы, подступившие к моим глазам, превратились в звезды.

Мудрое решение Десницкому подсказала и сама художественная структура Света и тот психотип, что изначально был заложен Станиславским при отборе актрис на эту роль. В него входили аристократизм и изящество, ясность и простота, неземной голос и склонность к трагическому амплуа и вместе с тем глубокая материнская нежность. Именно таким натурам роль Света удавалась лучше всего.

И еще: в течение 112 лет именно Душа Света закладывала в детские головки идеал физической красоты, гармонии и нравственной добродетели. Не этим ли светом наполнились потом женские образы советских живописцев и скульпторов? В сборнике «Станиславский репетирует» Леопольд Сулержицкий, сорежиссер и автор световой партитуры «Синей птицы», записал за худруком следующую фразу: «Покой на сцене – или результат большой артистичности – это, конечно, самое ценное». В большей степени это относилось к Душе Света, образу светлого Разума и вечного Добра.

Однако кто же сыграл Свет первым?

На открытке К. Фишера – Вера Барановская. «Мне гораздо ближе мягкие, женственные образы Чехова, Метерлинка», – писала Станиславскому актриса. Она поступила в труппу МХТ в 1903 и прослужила в театре всего лишь 12 лет. Играла Ларису Дмитриевну в «Бесприданнице», Ирину в «Трёх сестрах», Офелию в «Гамлете», Лауру в «Каменном госте». Затем ушла в кино, а в 1915 году отправилась на вольные хлеба в провинцию и даже пыталась создать собственную студию. Однако подлинный успех актрисе принесла именно мхатовская закваска: В 1926 году Барановская снялась в роли Ниловны в фильме В. Пудовкина «Мать». В Берлине, где «Мать» шла в 25 кинотеатрах, Веру Барановскую встречала пением Интернационала многотысячная толпа рабочих. Чем не воплощение Души Света?

Став детским спектаклем, «Синяя птица» превратилась в площадку для «боевого крещения» молодежи — именно здесь постигались азы ансамблевого театра, синтеза психики, пластики и натуры. В роли Света «засветились» многие яркие актрисы. В их числе — Мария Жданова, Клавдия Еланская, Софья Гаррель, Вера Соколова, Елена Стругач, Елена Хромова, Галина Киндинова, Марина Добровольская.

Для многих из них Душа Света стала камертоном для настройки ролей «реалистических»: Катерины в «Грозе», Сони в «Дяде Ване», Ирины и Ольги в «Трех сестрах», Раневской в «Вишневом саде», Елены Тальберг в «Днях Турбиных», Одинцовой в «Евгении Базарове»…

Душа Света – Вера Барановская. Коллекция К. Фишера, 1908. Из фондов Музея МХАТ

Елена Зыкова. Коллаж для реконструкции костюмов Феи и Света. 2019 г. На фото из фондов Музея МХАТ – К. Еланская в роли Света.

Душа Света. Маргарита Анастасьева. 1954

«Синяя птица», 70-е годы. В роли Света – Марина Добровольская

30 лет подряд Душой Света была на мхатовской сцене Маргарита Анастасьева, и несколько поколений зрителей 50-80-х годов, хорошо ее помнят. 10 января 2020 года Маргарите Викторовне, заслуженной артистке РСФСР, обладательнице диплома № 1 самого первого набора школы-студии МХАТ, исполнилось 95 лет. На юбилейной выставке, устроенной в ее честь сотрудниками Музея МХАТ актриса, в ответ на поздравления, произнесла знаменитый финальный монолог. И его удалось записать:

В театре до сих пор говорят: для того, чтобы сыграть Душу Света, нужно всего лишь «подключиться». Но это «всего лишь» не так-то просто. На самом деле, подключаться к Свету нужно всем актерам, недаром Внучка соседки Берлинго так похожа на Душу Света, да и Мать имеет к этому персонажу прямое отношение. Недаром занавес открывается под материнскую колыбельную. И начинается спектакль.

Актрисе Ларисе Голубиной, например, посчастливилось играть и Душу Света в 2006, и Внучку в юбилейном для МХАТ 2008.

Душа Света – Лариса Голубина. Фото О. Черноус. 2006

Душа Света – Наталия Медведева. Фото Н. Антипова. 2008

Премьерные показы после реконструкции спектакля играли Наталия Медведева и Анастасия Рубеко. Именно им довелось испытать на себе переселение Души Света назад, в прежнюю, мистическую оболочку. «Я тоже ребёнок «Синей птицы», — делится Анастасия Рубеко в интервью. — В детстве меня поразили Тьма и Ужасы, до сих пор обхожу их стороной. В спектакле играла «чёрных людей», Молоко, Воду. И вот, наконец, Свет. Это очень непростая роль. Тильтиль и Митиль путают её со Святой Девой. Свет – воплощение чистоты, женственности. Она жалеет детей, при этом свой путь мальчик должен пройти сам. Она не человек, и это выражается в пластике, в голосе, в мыслях. Играя эту роль, ты должен нести себя иначе. «Синяя птица» – взрослая сказка… Чем больше я репетирую спектакль, тем больше нового открываю».

И правда: «Синяя птица», старейший в Европе спектакль, до сих пор – откровение и чудо для зрителя, большого и маленького. Может быть, потому, что именно Света нам всегда и не хватает…

Душа Света – Анастасия Рубеко. Фото М. Бучин. 2018

Душа Света – Анастасия Рубеко. Премьера реконструкции, 2019

Юлиана БАЧМАНОВА

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяВечер музыки и поэзии «С японским акцентом» состоится в Галерее восточной живописи
Следующая статьяМарк ЗАВАДСКИЙ: «Кон­тент не дол­жен ус­та­реть»

ПУБЛИКУЕМ КОММЕНТАРИИ ПОЗИТИВНО НАСТРОЕННЫХ ЛЮДЕЙ:

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя